Человек-Фёдор

Фёдор Т пишет про себя, про Иркутск, про себя в Иркутске и про Иркутск в себе
Все посты · Популярное · Обсуждаемое · Теги
Телеграм-канал · Бусти

📖 Утиная охота

Мне сложно читать драматургию, ещё со школы. Тяжело, когда в тексте вместо художественных описаний обстановки, природы — указания режиссёру. Когда толком не описываются действия, когда вообще нет мыслей персонажа, а основное содержание — разговоры (порой представленные как дробные диалоги), — тяжело. От такой подачи я теряю мысль, приходится возвращаться и перечитывать уже прочитанное.

Поэтому всё, что было нужно читать из пьес по школьной программе, я читал, но потом — избегал.

«Утиную охоту» прочёл, потому что попалась книга с ней в уже закрывшейся читай-твори кофейне «Нора», на полке буккроссинга стояла. Такое нелепое издание, что решил взять в кунсткамеру. Томик был маленький, клал его в карман куртки и читал в трамвае, да так незаметно для себя и довольно быстро прочёл.

Вампилов А. В.. «Утиная охота»: пьеса в 3 действиях. — Издательство Иркутского университета, 1997. — 160 с. ИСБН 5-7430-0674-1. Тираж 5000 экземпляров

О Вампилове на тот момент я знал мало. В учебнике читал «Свидание» (тогда не впечатлило), в детстве видел «Старшего сына» (помню только свитер Караченцева). Потом, когда приехал в Иркутск, Александр Валентинович на меня постоянно бросался, отовсюду на меня выглядывал — и мне захотелось изучить его биографию и я узнал о его драме.

Однажды мне в чат скинули видео какого-то автостопщика, рассуждающего об Иркутске, чтобы я высказался по поводу его аргументов. И там был на 27-й минуте небольшой диалог с местным.

— А подскажите, чей это памятник?
— Вампилов, Александр Вампилов.
— А кем он был?
— Чехова знаете?
— Да-да-да.
— Вот это Чехов.

Не думаю, что это полная правда. Настоящим Чеховым Вампилов не стал — и не мог бы им стать в той стране, в которой жил. Думаю я, что и сам Чехов в условиях, в которых жил Вампилов, не стал бы Чеховым.

Тот памятник кстати, неудачный, вот эта установленная на асфальте в одном из иркутских дворов мемориальная доска и то лучше. О том, что с памятником не так, рассказываю в отдельном материале на Бусти

Художник не может не творить. Дизайнер может, а художник — нет. Долг художника перед Господом — реализовывать талант; а прятать его, не использовать — грех. Хорошо и правильно, когда художник может не беспокоиться о хлебе насущном: если его работы продаются, у него есть меценат или государственная синекура. Но в богопротивное советское время что-то из этого было или незаконно, или трудновыполнимо, если этот художник не какой надо художник.

Вот Вампилов не какой надо художник: он не был коммунистом (даже лицемерным), и он был русским.

Я не проверял весь корпус его текстов (только «Утиную охоту»), но Википедия и другие источники говорят о том, что творчество Вампилова деидеологизировано. В его художественных произведениях нет слов «социализм», «коммунизм», «капитализм», «Ленин», «партия» и прочих из марксоугодного вокабуляра. Не думаю, что замполиты в издательствах проверяли всё его творчество на предмет такого несознательного поведения, но что в конкретном принесённом произведении нужные маркеры отсутствуют, конечно, видели. И это тоже влияло на решение о подписании в печать.

Раз не печатали — то и не платили. А что не печатали — это был знак и не ставить на сцене. Это сейчас его переиздают и играют по всей стране. Но хороша ложка к обеду. Тогда Вампилов нуждался и в деньгах, и в признании — сейчас ему всё равно. Олег Ефремов вспоминал:

Пьесы Вампилова в 60-е годы у многих не вызвали интереса. Играли Розова, Володина, мечтали о «Гамлете», а «завтрашнего» драматурга просмотрели. Очень распространено мнение, что пьесам Вампилова мешали только некоторые не в меру ретивые чиновники. К сожалению, мешали и стереотипно устроенные наши собственные мозги.

Любить советскую власть Александру Валентиновичу было не за что. Он не помнил отца, потому что его расстреляли в 1938, после навета в панмонголизме (якобы он ратовал за соединение Бурятиии и Монголии). Валентина Никитича реабилитировали в 1958, когда писателю было двадцать.

Принципиального автора из беспартийных могли бы напечатать как представителя нацменов. Это распространённая практика, я упоминал о ней в рецензии на Веллера. Вампилову и советовали пойти таким путём (цитирую Олега Ефремова из приложения к пьесе): «Мы прозрели не сразу. Неловко вспоминать, как я предлагал Саше Вампилову для более быстрого прохождения „Утиной охоты“ провести её по разряду „пьес национальных авторов“. Он немедленно отказался и, наверное, был уязвлён. Он считал себя русским писателем, был кровно связан с русской литературой, и любая снисходительность ему была не нужна».

Забавной мне кажется зеркальная ситуация с другим иркутским драматургом — Иваном Александровичем Вырыпаевым (Минюст считает его иностранным агентом), который быть русским не хочет.

Буряты считают Вампилова бурятским автором, но этого мало, чтобы он стал бурятом. Путаница на постсоветском пространстве возникает потому, что советские смешали значения и размыли границы между понятиями «национальность», «нация», «народ», «народность», «этнос». Сейчас объясню, почему Вампилов не бурят.

Национальность — может быть, но не обязательно связана с этническим происхождением. Национальность — это язык, историческая память и культурные коды. Национальность — это фэндом. А этническое происхождение — простое «ты с какого района». Национальность — это душа и разум. Этническое происхождение — тело и кровь. Первое зависит от культурной среды и воспитания, и это не установка на всю жизнь, а второе — генетическая лотерея. Если вот так, просто объяснить, что такое национальность, то масса вопросов пропадёт, и исчезнет эта нелепая группа в 10 % людей без национальности в очередной переписи — они определятся, кто они (в подавляющем количестве случаев — русские).

Причитания, что нет никаких русских, например, что все давно перемешались, странны: язык есть, историческая память (как бы над ней ни издевались) — есть; культурные коды есть и продолжают появляться, этот фэндом очень живой. А что русские попутно поглощают другие этносы — это переживания радикальных националистов этих отдельных этносов.

Если человек считает себя представителем какой-то национальности, главное, что он должен предъявить как доказательство — знание языка. Если не выучил в детстве, но очень хочет быть табасаранцем, юкагиром или эльфом, пусть учит язык сейчас. Второе, что должен знать человек, который считает себя представителем определённой национальности, — историю народа с его мифологией. Третье — основные положения традиций, символики, верований и актуальные элементы культуры (если таковая имеется). Примерно то же самое и с другим фэндомом — с религиями. Если человек не может прочесть наизусть «Отче наш» и «Символ веры» — он вовсе никакой не христианин, крещения в бессознательном возрасте недостаточно.

Конечно, если вся семья и ближайшее окружение принадлежат к одному этносу, в котором советские, когда создавали новую историческую общность, не убили их собственный язык и идентичность, тогда проще предсказать, кем себя будет считать ребёнок. Но если семья мультиэтническая, то ребёнок со временем отдаст предпочтение традиции кого-то из родителей или выберет иную. Так и получаются американец австрийского происхождения Шварценеггер, француз итальянского происхождения Наполеон или русский бурятского происхождения Вампилов.

Но вернёмся к драме Александра Валентиновича. Отвергнув два удобных социальных лифта (идеологический и национальный), он страдал от невостребованности и пил. От чего и умер.

Сегодня умрёшь — завтра скажут: «Поэт». «Утиная охота» была поставлена через четыре года после смерти Вампилова, в 1976 году, в Молдавии. На молдавском языке. Позже — в Риге. Спустя год «Современник» сделал пиратскую копию пьесы (с главным героем Мазовым), переврав финал, потому что вампиловский главный герой не соответствовал образу строителя коммунизма. И только потом её, настоящую, начали ставить в России на русском и ставят до сих пор, даже в театре кукол. И ещё фильмы сняли: хороший, плохой и не настоящий.

...Мне сложно читать драматургию, ещё со школы. Тяжело, когда в тексте вместо художественных описаний обстановки, природы — указания режиссёру. Когда толком не описываются действия, когда вообще нет мыслей персонажа, а основное содержание — разговоры (порой представленные как дробные диалоги), — тяжело. От такой подачи я теряю мысль, приходится возвращаться и перечитывать уже прочитанное.

Но когда я читал «Утиную охоту», у меня в голове всё происходящее рисовалось очень живо, как будто я следил за настоящим спектаклем. И происходящее в нём было объёмное, естественное. И я испытал катарсис. Прямо в трамвае.

Книга

Пьеса издана малоформатной книгой в твёрдой обложке с глянцевой ламинацией.

Корешок пуст. Но почему?

Вот что мне в обложке понравилось — это чистота задней сторонки. Ни цены, ни штрих-кодов, ни рекламы, никакой другой чужеродной информации. Это редкость, сейчас такое бывает только на книгах в суперобложках, когда маркетинговые и технические данные перемещают с обложки на этот временный элемент оформления.

Изображение для обложки, заставки для начала пьесы и для окончания действий сделал известный в своё время в Иркутске художник и дизайнер Владимир Васильевич Дейкун. Он поучаствовал в оформлении ещё четырёх книг Вампилова и нескольких работ о нём. Иллюстрация на обложке — работа художника, который прочёл пьесу, посмотрел её или хотя бы поговорил о ней. Зилов здесь человек, который есть, но которого и нет. В общем, нормальная метафора.

Иллюстрация с плывущими утками и Зиловым с телефоном плоха тем, что повторяется, а лучше было сделать три варианта, для каждого действия — свой или уж не делать вовсе.

Эстетика Дейкуна в работе для этой книги мне не близка, но это вкусовщина.

Текст верстал А. Шолохов, уверен, что это Андрей Викторович Шолохов. Его работа — ещё одно подтверждение того, что архитекторов нельзя пускать в типографику, графический дизайн и книжное дело, пока не научатся. Андрей Викторович закончил архитектурное в Политехе в 1990 и в 1997 году, судя по официальной биографии, ещё не занимался дизайном, а был бильд-редактором газеты «Вечерний Иркутск» и управляющим агентства «Комсомольская правда — Байкал». Главным дизайнером полиграфического центра «РИЭЛ» он станет после выхода книги, в 1998 году. Вот насколько низкая планка в провинциальных типографиях, чтобы человека с таким уровнем понимания типографики делать главным дизайнером. Но это ничего, в будущем он ещё стал главой Союза дизайнеров Иркутска, и на этом посту для развития дизайна в городе он… (об этой организации мы поговорим в другой раз, как однажды поговорили про Союз архитекторов)

В титрах указано, что при вёрстке Андрей Викторович использовал некую гарнитуру «Газета Титул». Начинающий метранпаж указал, что употребил только одно начертание — простое, но в тексте видно, что и курсивное тоже. Гарнитура эта была «создана» компанией «!22! Soft?». Предположу, что и дизайнер этот шрифт так же использовал всерую. Как и не менее двух других шрифтов, что тоже были использованы в вёрстке, но не упомянуты в выходных данных: под печатную машинку и дорогой сердцу каждого советского архитектора геометрический гротеск — «Футура». Уместность каждого из трёх выбранных шрифтов, их сочетаемость и пафос в рамках этой книги нет смысла обсуждать. Но про «Футуру» кое-что скажу.

Андрей Викторович безграмотно поступил с «Футурой», которую использовал для заголовков. Посмотрите на то, как близко буквы друг к другу (особенно когда там только заглавные), как залипают элементы букв (например, челюсть е), какие шипы торчат из А, И, М. Выпускник Политеха не знал, что между заглавными нужно увеличивать трекинг. Он не знал, что нельзя для увеличения жирности херануть обводку: контур искажается, что приводит к изменению соотношения тёмного и светлого в символах, из-за чего начинают слипаться внутренние просветы. Это же, видимо, привело и к появлению шипов. Ну а ещё он решил сделать надпись более узкой, но, не имея такого начертания, взял и ничтоже сумняшеся сжал буквы с боков, чем ещё раз изменил пропорции штрихов. Попробовал бы он свою фотографию так же деформировать для понимания важности пропорций элементов. Также будущий главный дизайнер области даже не потрудился хоть как-нибудь поправить кернинг. Допускаю, что манипуляций со шрифтом Шолохов не проводил, а взял некачественную пиратскую версию шрифта. Ну это тоже характеризует его глазомер и профессионализм.

У меня на компьютере есть только одно начертание «Футуры», может быть, его насыщенность не полностью соответствует начертанию из книги, но принцип, думаю, можно понять

Давайте поговорим о качестве вёрстки основного текста. Оно низкое. Межсловные расстояния, особенно в выключке по формату, неоднородные, иногда — дыры между словами больше расстояния между строками! Жирный текст заголовков пережат и слипается. Знаки препинания отбиваются пробелами с произвольных сторон (и это нельзя списать на разрядку). Сами знаки препинания случайны: кавычки иногда правильные, а иногда — нет; длинного тире я, кажется, не встретил вообще. Сам кегль на соседних страницах может быть разным. Ну что дилетант оформлял текст, видно уже по колонтитулам: они есть, они неинформативные, они одинаковые на обеих полосах. Хорошо ещё, что в части приложений от них догадались избавиться.

Драматургия — разговорный, а не описательный жанр, пьесу читать сложно, потому что это не монотонное изложение, как в обычном прозаическом произведении. Основная часть текста — диалоги, прерываемые авторскими ремарками. Поэтому не надо стремиться делать правый край ровным, так набор будет неравномерным при коротких строках.

Нужно стремиться к тому, чтобы упростить задачу читателю. Это можно было бы сделать, сверстав пьесу в формате своего рода таблицы (разумеется, без расграфки). В первой «колонке» — имена действующих лиц, во второй — собственно, реплики. Имена при таком оформлении можно было бы набирать без разрядки (это приём профана и наследие печатных машинок) и вообще без дополнительного выделения: выделения положением было бы достаточно. Пояснения к действию следовало бы и отделить от предыдущего и последующего текста, и выделить пространством сбоку.

Формат полосы и размер полей взял из оригинала. Гарнитуру выбрал похожую, а кегль получился чуть меньше. Колонтитул оставил, но перенёс и сделал другим: писать на каждой странице название произведения и автора — глупость. Это всё есть на обложке, я создал параллельную навигацию, наряду с привычной нумерацией страниц — указывать, в каком месте пьесы находится человек
Как пьесу верстал Шолохов, посмотрите тут. Том дополнен воспоминаниями о пьесе и Вампилове Владимира Андреева, Олега Ефремова, Валентина Курбатова, Аркадия Каца, Владимира Лакшина и Виктора Розова.

Отпечатана книга на второсортной просвечивающейся бумаге, почти газетной. И это не творческий замысел, а от бедности. Тип бумаги Андрей Викторович в выходных данных не дописал, оборвал почти на полуслове. Думаю, нечаянно наехал в этом месте названием шрифта. А корректоры этого не отметили.

Корректоров у книги было два: некие Л. Клопот (возможно, это Лилия Галимзяновна) и И. Ушакова. Что они плохо справились, показывала уже надпись на обложке: неправильно оформленное числительное. В тексте главное, что они пропускали, — пробелы. Слова прилипали к знакам препинания там, где не должны, и отрывались там, где не следует. Ну и они не отследили нормы соблюдения правил русской типографики верстальщиком.

Собрана книга на клей, без шитья. Это непривычное решение для твёрдого переплёта. Жду, когда листы начнут высыпаться. Каптала нет, блок выглядит неряшливо.


Понравился текст — делитесь, комментируйте или жмите на кнопку ниже (потребуется регистрация в Юмани). Для ежемесячной подписки — завёл Бусти, если подпишетесь на тариф от «Перекати-поле» и выше, доступ в редакторский чат, будете определять политику блога, видеть черновики и некоторые записи, что я не публикую открыто.

📖 Цветоводство в сельской местности

Текст

Эта книга опять же не моя, как и некоторые другие про садоводство. Тоже был угощён читателем. Здесь тоже были рассказы про отдельные виды цветов, кустов и деревьев, о некоторых агротехнических приёмах и планировании участков разного назначения. Но про всё это я рассказывал раньше (а про что-то — даже больше, чем написано в этой книге) в рецензиях на Хессайона (особенно про мульчу) и Ньюберри.

М. Ф. Киреева, В. П. Грязева. Цветоводство в сельской местности. — М.: Росагропромиздат, 1989. — 127 с., ил. ИСБН 5-260-00209-1, Тираж 95000 экземпляров

Иллюстративный материал книги был четырёх типов: таблицы (в основном, в приложениях), монохромные схемы, довольно симпатичные цветные рисунки примеров планировки и фотографии. Фотографии иногда подписывались, иногда — нет. Семиотика учит нас, что всё есть знак. Я решил посмотреть, а о чём нам подмигивает авторский коллектив, поэтому собрал в одну сторону все с подписями — в другую без подписей. После этого посмотрел, а какие бывают подписи. Оказалось, что они тоже двух типов: из РСФСР и из других союзных республик.

Прибалтика: Эстония и Латвия
РСФСР: в основном, Подмосковье, есть кое-что из Алтайского края и с юга республики

Не было никаких сложностей привести всё к единообразию: везде указать место съёмки или же нигде его не указывать. Но раз поступили иначе, значит, этим тоже хотели что-то сказать. Посмотрите на фотографии выше и скажите, вы видите то же, что и я? Среди объектов, снятых на территориях, где на 1989 год русских было 20…30 процентов, всё ухожено, подстрижено, опрятно. А вот объекты, снятые там, где русских — подавляющее большинство (как и сейчас, Россия — типичное моноэтническое государство) — производят удручающее впечатление: бурьян, вывороченные бордюры, вой и скрежет зубов.

Предлагаю уважаемым зрителям посмотреть на остальные фотографии и предположить, используя данный в двух каруселях выше ключ, где примеры из светлых, прогрессивных, аккуратных республик, а где — Советской России.

Действительно ли в Владимирской, Белгородской, Курской, Рязанской и той же Московской областях не было образцовых цветников у административных зданий или рокариев в парках? Действительно ли авторы не тратили никаких усилий на поиск наиболее выразительных частных домиков в Прибалтике и брали первые попавшиеся? Не знаю. Но допускаю, что действительно ситуация была такой, что в РСФСР культура благоустройства была ниже. Причины этого понятны — советская власть, уничтожавшая наиболее пассионарных людей десятилетиями до того и ставящая административные препоны сейчас. Думаю, если бы советские не били русских по рукам, то у нас тоже было бы как у людей.

«Авторы этого многокрасочного издания <...> поставили перед собой большую и благородную задачу — помочь сельским жителям благоустроить и озеленить родные места» — с этого заявления книга начинается.

Это не невыполнимая задача: некоторые вещи в книге показаны так, как делать не стоило уже тогда, не то что сейчас. Например — советы по организации зелёных зон у административных зданий по модульной системе. Предложенные варианты изображены наивно: чтобы красиво (симметрично, предсказуемо) смотрелись с высоты, без учёта того, насколько удобно будет ходить людям. Но ведь ещё несколько лет назад областной «Центр компетенций» в первой редакции своих методических рекомендаций по благоустройству предлагал такие же решения. Мы недалеко ушли в развитии от погибшей цивилизации.

Я не хочу сказать, что в Иркутске в плане озеленения вообще всё делается не так. Нет, положительные примеры есть, но их мало и это обычно отдельные объекты: цветники на Иерусалимской лестнице или напротив Иргиредмета. В целом же — состояние удручающее. Сейчас Иркутск приближется к уровню совхоза «Верный путь золы с лучины Октября». Если выполнять хотя бы те рекомендации, что даны в книге для сельских поселений, наш областной центр заметно преобразится. Не знаю, что там читают по теме квалифицированные сотрудники Комитета городского обустройства и МКУ «Городская среда», но можно начать и с этой советской книги.

Книга

Том увеличенного формата. С учётом содержимого, можно было делать и обычного.

Надписи на корешке нет, хотя она была бы тут уместна и места полно

Сетка в книге четырёхколоночная. При этом вёрстка странная: очень часто используется узкая колонка в одну четверть полосы, хотя можно было бы при такой сетке и таком контенте верстать и в две четверти, и в три, — места хватает. Ещё можно было бы и сетку сделать посложнее, чтобы минимизировать количество таких узких колонок, но верстали для колхозников, им и так подойдёт. Ну узкая колонка узкой колонке рознь. В газете, например, они были бы плотными и с более-менее аккуратным правым краем. Здесь же они дурацкие, рваные. Свёрстанные по этой сетке с узкими колонками выходные данные (предпоследняя картинка в карусели) выглядят дико, с другой стороны — смело. Я испытываю le cringe, с одной стороны, с другой — хочется немедленно сделать где-нибудь так же.

Основной шрифт вполне обычный, а заголовочный — какая-то кривоватая адаптация «Гилл Санса»

Качество печати посредственное: хотя типичной советской несовмещёнки на фотографиях нет, но выходит всё каким-то слишком глухим, неконтактным, невыразительным. И дело не в том, что бумага не мелованная, а офсетная (которая будет глушить краски).

Каптала нет, что странно для такого переплёта

Кнопка для единоразового взноса в поддержку выпуска книжных рецензий


Можете также войти в редсовет и влиять на темы новых книжных обзоров и их скорость появления (от 100 ₽ в месяц). И подписывайтесь на Телеграм-канал, там больше и бесплатно.

📖 «Сибирские заметки» чиновника и сочинителя Ипполита Канарского

Текст

Зная мою любовь к мистификациям, жена заказала эту книгу в «Фаланстере» ко дню рождения. Если захотите подарить мне какую-нибудь книгу и не уверены, то воспользуйтесь подсказкой.

«Сибирские заметки» чиновника и сочинителя Ипполита Канарского в обработке М. Владимирского [Текст] / авт. науч. ст. А. Б. Каменский, Л. А. Ерамова, сост. и науч. ред. А. Б. Каменский; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики», 2011. — (Новые источники по истории России = Rossica Inedita). — 144 с. — 500 экз. — ИСБН 978-5-7598-2310-0 (в обл.), тираж 500 экземпляров

Только вторая треть этой книжицы — то произведение, что вынесено в заголовок. Первая треть — вступительное слово редактора, последняя треть — иллюстрации (старинные гравюры, рисунки и современные фотографии) а также документы, связанные с упоминавшимися или подразумевавшимися в предыдущих двух частях людьми. Наличие первой и третьей части обусловлено тем, что цель произведения, время его создания, имя автора и первого редактора немного в тумане, поэтому редактор и затеял небольшое расследование. Дело в том, что сам Канарский вроде бы как и существовал, его имя фигурирует не только на бумагах, оно было отлито в свинце и захоронено под Московскими воротами. При этом даты, упомянутые в воспоминаниях, не совпадают с датами из других источников. Непонятно, кто такой М. Владимирский, под редакцией которого вышли воспоминания ещё в позапрошлом веке. Странный жанр — это и не дневник, и не этнография повседневности. Вызывает вопрос дата написания этих заметок, насколько она удалена во времени от происходивших событий.

Сопоставляя небьющиеся даты и имена и наблюдая иные странности, исследователи сходятся во мнении:

жанр этого сочинения, и цель его создания отнюдь не очевидны. Более того, при внимательном знакомстве с текстом выясняется, что значительная часть содержащихся в нём сведений намеренно искажена, причём сделано то выборочно и довольно специфическим образом. Иначе говоря, можно предположить, что мы имеем дело со своего рода литературной мистификацией, но мистификацией особого рода, поскольку события вымышленные соседствуют в ней с вполне реальными.

Я перечёл заметки Канарского дважды (это всего пятьдесят страниц, меньше часа занимает один заход): в первый раз — отринул всё, что о чём мне рассказывали во вступительной статье; а во второй раз — прикладывая усилия к тому, чтобы найти те самые изощрённые искажения фактов. Отмечу, что не преуспел ни в одном случае, хотя поводы были.

Взять, например, историю о том, как автор добирался до Иркутска. Расстояния я брал по нынешним дорогам, но вряд ли раньше пути были короче.

Дата Откуда км Дней За день
16 февраля Москва 840 19 44
7 марта Казань 1610 13 124
20 марта Тобольск 2660 6 443
26 марта Нижне-Удинск 520 2 260
28 марта Иркутск

Вас, возможно, тоже смутила скорость на перекладных лошадях от Тобольска. Хотя царь по России мог и 450 км в день проехать, и по Сибири можно было до 300 км в день пройти, но тут мне кажется, немного показания не бьются. И не бьются они не по злому умыслу, а потому что это не дневниковые записи, которые писались в моменте, а более поздние воспоминания. А там легко перепутать какие-нибудь даты. Это я точно знаю по себе: обращался некоторое время назад к мемуарам, связанным с моими поездками на велосипеде по Золотому кольцу и от Белого до Чёрного моря, очень удивлялся некоторым событиям, иные бы сейчас и не вспомнил, хотя прошло всего полтора десятка лет. Но так как записи я делал ежедневно (кроме тех нескольких случаев, когда не было интернета, но и тогда восстанавливал в общих чертах события минувших дней), то стоит доверять им, а не мне из 2023 года.

То же самое я думаю и про какие-то искажения в фактах — никакого особого специального умысла в этом нет. Иннокентий Иванович что-то где-то не так услышал, а потом, спустя время, врал как очевидец.

По своему характеру «… заметки» похожи на «Записки иркутских жителей», о которых я писал ранее (редактор отдельно упоминает произведения Катерины Алексеевны Авдеевой и Ивана Тимофеевича Калашникова из того сборника). В основном, посвящены жизни в Иркутске и поездкам по губернии (по земле и по морю): в Кяхту, в Нерчинск, Верхне-Удинск (ныне — Улан-Удэ), Тунку (и, видимо, места близ будущего Аршана). Особое внимание уделяется описанию обычаев и привычек братских, мунгал и китайцев. Видимо, экзотику Ипполиту Ивановичу было показать важнее и интереснее, чем описывать быть таких же русских.

Были в его повествовании и тарантиновские разговоры, и просто лирические отступления. Текст в силу этого терял однородность, посему всё читалось легко и живо, даже не нужно было делать никаких скидок на старый язык.

Книга

Оформление у серии делала студия «АБС-дизайн», но на сайте я упоминания об этом проекте не смог найти. Также не увидел этого проекта на сайте создателя макета и обложки Даниила Бондаренко. Может быть, это такая работа, которой они не гордятся. Но на мой вкус, если бы все книги в нашей стране делались хотя бы так, мы бы в другой стране жили.

Единственное, к чему у меня есть вопрос — это корешок. Для самостоятельного издания такую вёрстку нахожу нормальной, но в том, что она подойдёт для серийного оформления — сомневаюсь. Представьте, что кто-то будет покупать остальные тома серии и поставит их рядом. И тут этот Баден-Баден в нижней части.

Текст ориентирован в русской традиции

Мне очень понравилось, что в книге использованы клапана. Их здорово недооценивают, на них экономят при выпуске книг без твёрдого переплёта. Но с клапанами книга в мягкой обложке получает дополнительную жёсткость, её удобнее держать в руках. К тому же пространство на развороте можно использовать для визуализации данных или дополнительных материалов (в тексте этой книги ничего подходящего для этого не нашлось, поэтому развороты клапанов пусты).

Обложка из картона одностороннего мелования, внутренней запечатки нет

Кроме того, что здесь «усиленная» обложка, здесь ещё и шитый блок! Причём, если я всё правильно рассмотрел, то цветная вклейка находится прямо между тетрадок. И не между каких попало тетрадок, а сразу перед частью с приложениями. Люблю такое внимание к деталям.

Бумага блока желтоватая, но не газетная, как я прочёл в одной рецензии. Газетная бумага тонкая и рыхлая, а здесь — тонкая, но гладкая, поэтому краска ложится хорошо, не растекается, не так сильно просвечивается содержание оборота. Бумага тонирована в массе, чтобы отсылать нас на двести лет назад: желтоватая в основной части и сероватая в части с цветными вклейками.

Шрифт — Арно Про, вроде такого. Эта старостильная антиква подходит по эпохе и создаёт настроение. Также настроение создаёт и способ печати: чёрно-белую часть печатали, видимо, на ризографе, поэтому контур букв не гладкий, а немножко выщербленный, я сперва даже подумал, что под эту серию книг специально сделали немножко «состаренный» шрифт, но потом присмотрелся и разобрался. Настроение создаётся и вёрсткой. Чего стоят эти длиннющие заголовки (думаю, это тоже решение дизайнера книги, а не редакторов). Но в конце заголовков в текстах и на шмуцтитулах точки не стоят, это уже по-современному. Тем, кто обчитался Чихольда, может показаться, что внешнее поле узковато. Но я на неделе работал в РГБ с книгами, изданными в позапрошлом веке и там вполне себе встречались образцы с таким же зеркалом набора. И склонен думать, что это не всегда был результат подрезки изношенного края при реставрации или как результат переплёта первоначальным владельцем.

Крупно не показываю, ПДФ выложен на сайте ВШЭ, можете полистать там

Мне кажется, что средствами вёрстки стоило чуть иначе оформить сравнение редакций (страницы 16…19). Я бы одинаковым способом выделил все слова, полностью повторяющиеся в разных версиях текста, тогда бы различия стали видны яснее (из-за редактуры слова могли перекидываться в другую часть предложения и сейчас сравнивать не очень удобно).

Бабр на обложке — один из тех, о которых я писал ранее

На новые книги

Подписывайтесь на Телеграм-канал про Иркутск. Также можете Войти в редсовет и влиять на темы новых книжных обзоров и их скорость появления.

📖 Всё о планировке сада

Ещё одна книга из той стопки, которой меня угостил подписчик. Она прекрасно подойдёт тем, кто разбивает сад у частного дома. Какие-то элементы можно использовать и при проектировании зелёных зон возле многоквартирных домов, но там это будет сложнее реализовать: слишком много пользователей, сценариев и слабый контроль за незваным обслуживанием неквалифицированными сотрудниками городских служб и управляющей компанией.

Тим Ньюмер. Всё о планировке сада. Кладезь-Букс, 2007. Тираж 3000 экземпляров. ИСБН 978-5-93395-203-6

Обзор этой книги я задумывал таким, чтобы рассказать в нём, какие в России действуют регламенты по размещению строений на участке. И планировал, что этот раздел (да и весь обзор) отрецензирует Ольга Алексеевна Пантюхина, руководитель ландшафтной компании «Зелёный остров», эксперт Школы ландшафта. Потому что я вспомнил о серии её публикаций в Инстаграме на эту тему. Рецензию получить не удалось: «У вас достаточно подробно и ёмко», но взял комментарий:

Чем больше узнаю людей, тем больше люблю животных. Чем дольше мы пользуемся интернетом, тем больше ценим хорошие, качественные книги. Две книги Тима Ньюбери давно стоят на моей полке. Они прекрасны для начинающих — отличные планировочные решения, ценный подход с обозначением темы каждого сада, много замечательных советов и небанальных приемов. Кстати, совсем недавно мы записали небольшой обзор литературы для начинающих. И, конечно, книги Ньюбери там тоже есть.


В самом начале, у выходных данных, написано: «Рекомендации по подбору растений и уходу за ними учитывают климатические условия Великобритании, приблизительно соответствующие условиям российского Черноземья». С одной стороны, на широте Лондона находятся Белоцарск (ныне — Кызыл), Воронеж, Верхнеудинск (ныне — Улан-Удэ), Курск, Оренбург, Саратов, Улала (ныне — Горно-Алтайск). С другой стороны, климат островного государства сильно отличается: из-за Северо-Атлантического течения там настолько тепло, что растут пальмы (на одной из фотографий видны). У нас в упомянутом Черноземье климат умеренно-континентальный, он более суровый, чем умеренно-морской климат Великобритании, а в Иркутске он резко континентальный (с огромным влиянием долго нагревающегося и долго остывающего Байкала), поэтому нельзя бездумно брать все упомянутые растения и высаживать их по схеме. Где-то потребуется замена, где-то нужен будет дополнительный уход (укрытие на зиму), у каких-то растений цветение будет не в указанный период, а позже — это всё нужно учитывать.

Книга состоит из двух основных частей (планировка сада и элементы планировки сада) и дополнительных материалов.

Планировка сада

Предлагается пятнадцать типов садов, с двумя или тремя разновидностями:

(Развернуть — свернуть)
 

  • деревенский сад (небольшой традиционный сад, современный сад, маленький сад возле частного дома в городе);
  • сад с огородом (сад для выращивания овощей и ягод; продуктивный и декоративный сад);
  • сад для приёма гостей (небольшой городской сад; большой сад со свободной планировкой; большой сад в районах с тёплым климатом);
  • сад для семейного отдыха (многофункциональный сад на небольшом участке; большой участок при ограниченных вложениях);
  • сад для инвалидов (небольшой сад для инвалидов в колясках; сад для людей, испытывающих трудности при обучении; сад для слепых или слабовидящих);
  • сад для любителей декоративных растений (небольшой участок для выращивания цветов на срезку и для засушивания; сад с декоративнолистными растениями; сад, привлекательный круглый год);
  • сад с водоёмом (многоуровневый сад с настилами; сад с ручьём);
  • сад в японском стиле (сад для созерцания; сад для семьи);
  • огороженный сад (узкий, вытянутый огороженный участок; укрытый сад; небольшой сад во внутреннем дворике);
  • сад в регулярном стиле (современный вариант регулярного сада; сад с геометрической планировкой);
  • прибрежный сад (большой, не защищённый от ветра сад; небольшой укрытый сад; маленький неприхотливый сад в тёплом климате);
  • сад с мелкими дикими животными (сад для семейного отдыха; естественный сад);
  • лесистый сад (небольшой сад со сформировавшимися деревьями; новый сад);
  • палисадник маленький участок, почти не требующий ухода; сад с подъездным путём для машины);
  • сад на крыше (маленький, ограниченный в весе сад; сад с двориком на крыше).

При проектировании сада нужно руководствоваться теми же принципами, как при проектировании книги и как при любом другом дизайне. Сначала определить основное назначение: кто пользователи, какие у них обычные сценарии, что им может потребоваться. Затем — учесть прочие пожелания и потом — всё это разместить (согласно ограничениям закона).

Нашёл на Ютубе канал одного ландшафтного дизайнера, где он реконструирует в трёхмерном редакторе планы из книги и комментирует их (остановился на четырёх видео). Отмечает, что сделано с умом.

Рассказ о каждом подтипе сада в книге начинается с рисунка, который показывает сад из окна дома (потом следует ещё цветной трёхмерный рисунок общего вида участка, уже не анфас, а сверху-сбоку). Когда обычный человек начнёт проектировать участок, он может и забыть о том, что сад будет рассматриваться чаще всего с каких-то определённых мест: скамейка у забора, шезлонг на террасе или вот окна. Когда человек будет ходить по саду с инструментом или урожаем, он будет воспринимать сад краем глаза, ему в момент работы важнее будет ширина, правильность трассировок и удобство дорожек. Но наслаждаться посадками он будет с ограниченного количества видовых точек. Одна из них — окно.

В отзывах на книгу в онлайн-магазинах люди жалуются, что здесь предлагают решения только для маленьких участков, до десяти соток. Глупцы! Маловероятно, что дом выходит только одним фасадом на участок, такое может быть, если там и не участок, а палисадник у кондоминиума.

Обычно же дом располагается так, что у него на участок выходит не менее двух сторон. И тогда при проектировании большого участка можно использовать это и сделать так, чтобы с каждой его стороны был бы сад своего типа.

Вот как это сделано у нас.

Наш участок неправильной формы — прямоугольник с прилипшей трапецией.
  1. Из главного окна видны ворота и — иначе пока никак не получается — туалетный домик. Чтобы его закрыть, я перетащил уже взрослый куст калины, через несколько лет домик будут совсем закрывать слива и сирень, что посажены специально для этого ближе к дому. На полпути от калитки к дому дорожку будет перегораживать арка — она визуально отделит более пустое пространство возле ворот (которое нельзя будет занимать) от уже облагороженной зоны ближе к дому (и скрывать туалетный домик от просмотра с других точек участка). На границе этой части участка со следующей уже растут несколько кустов жимолости, помогающие разграничить разные зоны.
  1. Вдоль второй, длинной стороны дома располагается узкая полоска земли, которую мы отдали под огородные и ягодные дела. Здесь длинные высокие грядки справа и ягодные кусты — слева. В окно, выходящее на эту часть, мы обычно не смотрим, это веранда, куда лупит солнце, поэтому мы обычно не открываем шторы. Но даже если их открыть, то аккуратные параллельные ряды каркасов грядок выглядят прилично. Место для овощей на участке всё равно нужно, но отдавать ту его часть, которая всё время на виду, не хотелось. Компактно размещённые смородина, вишни, облепиха, а ещё — первый, маленький пруд с декоративной подпорной стенкой. Эта часть видна из дома и когда мы сидим на террасе. Пока вид портит доставшийся нам от предыдущих хозяев забор из уродливого тухлоцветного профнастила, но мы уже начали предпринимать шаги по его сокрытию.
  1. Третья часть, позади дома, пока без определённых видовых точек, но в дальней части будет устроена беседка, откуда мы и будем смотреть (и с первого, и со второго уровня) на большой пруд, осыпь, цветники и дом.
     

Для разных типов садов чётко описывается ключевая особенность каждого, о которой люди могли и не задумываться. Например, вот что автор пишет о саде с огородом:

... все огороды похожи тем, что овощи и зелень традиционно высаживают ровными рядами, а также тем, что они редко выглядят привлекательными, особенно вне сезона.

И далее предлагаются способы выгодно использовать какие-нибудь особенности выбранного типа или минимизировать их антидекоративный эффект (для сада с огородом, например, схема «учитывает организованность и симметрию традиционного огорода, но дополняет их декоративными деталями и растительностью, которая хорошо сочетается с обычными огородными культурами»).

В описании каждой разновидности сада даются ключевые характеристики, а потом и на основной схеме, и на дополнительных эта идея по-разному реализуется, учитывая расположение дома и пропорции участков. Например, в двух разновидностях деревенского сада ключевые положения такие:

  • современный сад: «огород скрывают от взгляда декоративные кустарники, а также арки над дорожкой, увитые вьющимися растениями»;
  • маленький сад возле частного дома в городе: «основу сада образуют несколько высокорослых <...> кустарников и невысоких деревьев. Промежутки <...> заполнены кустарниками пониже и многолетниками <...>.

Сначала — определение функций каждой зоны, затем — определение видовых точек, потом уже — чертёж вида сверху.

Здесь тоже показывается вид сверху, и это цветной рисунок: разные тона зелёного показывают относительную высоту (газон — светлый, цветники — темнее, кусты — ещё темнее, деревья — самое тёмное), разными цветами также покрашены дорожки, строения и прочие объекты. Важно в этой схеме использование двух приёмов: это не контурный рисунок, а рисунок с заливками (здесь уместно вспомнить о двух школах варфреймостроения великого Влада Головача), деревья показываются не стволом, а кронами.

Отражая ту же ключевую идею очередного типа сада, автор предлагает несколько альтернативных планировок: для треугольного участка; для длинного узкого участка; для участка, один угол которого занимает дом, и так далее. Чтобы визуально отделить альтернативный вариант от основного, он не использует здесь заливку, показывает всё границами. Мне кажется, это нелучшее решение: лучше было бы оставить заливки, но сделать их в оттенках серого.

На двумерном плане подписаны объекты и перечислены растения, которые лучше бы подошли к этому типу сада. В отличие от основного текста, где латынь идёт в скобках, после перевода, здесь — почти всегда названия только на латыни (словарь — в конце книги). Но многое понятно сразу, без обращения к справочнику: Actinidia, Berberis, Clematis, Cupressus, Geranium, Heuchera, Hibiscus, Hosta, Iris, Jasminum, Lavandula, Lilium, Phlox, Rhododendron, Rosa, Rosmarinus, Sedum, Spiraea. Ну и лично мне уже были знакомы различные Acer, Pinus, Viburnuma. Хотя в тексте могут попадаться и ложные друзья переводчика: Cotinus — не котовник!

Автор учитывает также размещение барбекюшной зоны, беседки, гаража, кабинки для переодевания, качелей, компостной кучи (ящика), навесов, пергол, песочницы, сарая, сушилки для белья, теплицы, террасы. Какие-то объекты присутствуют часто (как сарай), какие-то редко (как кабинка для переодевания или барбекюшная зона), но нигде нет уличного туалета или септика.

Ньюмер не боится ставить объекты по диагонали, под углом к параллелям заборов. Это имеет смысл иногда использовать: для лучшей освещаемости, для декора или чтобы более эффективно зонировать. Делает он это, возможно, без оглядки на ограничения Великобритании, а, может быть, они там где-то вшиты, но я не нашёл прямого упоминания об этом. В нашем же случае, проектируя участок, нужно помнить о некоторых законодательных ограничениях, в первую очередь — СП 30-102-99 и СП 53.13330.2019. В интернетах много разных картинок, которые пытаются всё объяснить, но мне кажется, что они только больше запутывают: часть информации не показывают вовсе, а ту, что есть — показывают без соблюдения масштаба и оптимального взаимного расположения объектов.

Я решил сделать по-своему. Сначала — собрал ограничения.

  • От границ участка, не выходящих на проезды до нежилых построек — 1 м.
  • От границ участка до компостного ящика (или ямы, обязательно должно быть что-то) — 2 м.
  • От границ участка до сортира — 2 м.
  • От границ участка до септика — 2 м.
  • От границ участка, не выходящих на проезды до дома — 3 м.
  • От границ участка, выходящих на проезды до любых построек — 5 м.
  • От границ участка до стволов кустарника — 1 м.
  • От границ участка до стволов среднерослых деревьев — 2 м.
  • От границ участка до стволов высокорослых деревьев — 4 м.
  • От любых построек одного участка до любых построек другого участка — 6 м.
  • От компостного ящика (ямы) до колодца — 8 м.
  • От сортира до колодца — 8 м.
  • От сортира до скважины — 12 м.
  • От септика до скважины — 15 м.
  • От бани до дома — 8 м.
  • От душа до дома — 8 м.
  • От септика до дома 5 м.
  • От сортира до своего дома — 8 м.
  • От сортира до соседнего дома — 12 м.

Кажется, что описано всё, но это не так. Нигде не указано расстояние от септика до дома, даже в большой статье „Тиньков-журнала“ о септиках ссылаются на недействующий норматив, а в действующих такого расстояния нет (в этом посте я буду использовать то, устаревшее значение, за неимением другого). Или ещё указано, что такое высокорослое дерево и среднерослое. Некоторые расстояния указаны в интервалах: например, от скважины до септика должно быть 30…50 м (это что, если больше 50 — то уже нарушение?). Есть исключения: например, вот это расстояние от скважины до септика невозможно выдержать в реальных условиях, поэтому если согласуете с государством, то можно расстояние сократить до 15 м (это значение я и буду использовать в посте). Или вот гараж: единственная постройка, которую можно (по согласованию с правлением садоводства) сделать заподлицо с забором.

Когда я изучал эти обязательные требования, то сильно удивлялся, насколько они оторваны от реальности. Если пройти по любому садоводству, то крайне затруднительно будет найти хотя бы один участок, где всё сделано по нормативам. Но люди продолжают там жить, строиться, существует рынок дач в сёлах и садоводствах. Взять хотя бы даже заборы: они должны быть сетчатыми, а внутренние могут быть сплошными только с письменного согласия соседей, а внешние могут быть сплошными только по решению общего собрания членов товарищества.

Ограничения понятны, в них есть резон: сплошные заборы или постройки близко к границам участков будут затенять территорию соседей; близко расположенные постройки пожароопасны; фекальные стоки не должны попадать в воду. Но как при этом можно всё это соблюсти на четырёх сотках, например, если ещё и посередине участка проходит дорога? А такое бывает, я сам видел подобное недоразумение. Советская власть однажды решила, что больно жирно иногда народ умудряется жить и раскулачила городских, порезав крупные участки в садоводствах так, чтобы получалось не меньше 4, не больше 10 соток.

На двух схемах ниже (одна — где красная линия идёт по длинной стороне участка, одна — по короткой) я попробовал реконструировать процесс освоения нового участка, с соблюдением нормативов. Взял участок в шесть соток, правильной формы. На нём размещал последовательно важные объекты, для каждого брал минимальные оптимальные значения. Можно размеры делать и меньше, и больше, менять их пропорции — всё это будет влиять на то пространство, что останется для дома. Да, чтобы правильно застроить участок, начинать нужно не с дома, а с прочих построек. Иначе потом для них место не найдётся.

Участок и красная линия
Зона возможного размещения хозяйственных построек (ситуация, когда проезд только с одной стороны)
Установка гаража
Установка бани
Установка сарая
Бурение скважины и определение её санитарных зон
Устройство компостера, монтаж септика
Основные хозяйственные постройки размещены на зоне, предназначенной для них
Зона возможного размещения дома
Зоны отчуждения от имеющихся построек
Зона, где можно строить дом, учитывая имеющиеся ограничения
Максимальные размеры дома
Финальная застройка участка

Сперва ставлю гараж. Я делаю допущение, что мне удалось договориться с правлением садоводства и сделать его вровень с забором. Гараж на одну машину.

Потом определяю место для бани. С одной стороны, можно было бы её поставить близко к гаражу, тогда бы зона отчуждения гаража сложилась бы с зоной отчуждения от бани и больше места осталось бы для дома. Но мне кажется, что функционально эти два строения нужно разнести друг от друга подальше. Поэтому я ставлю баню на другом конце участка. Делаю допущение, что я строюсь раньше соседей, поэтому ещё имею возможность поставить баню в одном метре от границы участка, ведь если бы соседи уже поставили что-то в метре от границы, мне пришлось бы все строения отодвигать от линии не на метр, а на целых пять.

Потом ставлю сарай. В общем-то, его можно ставить и гораздо ближе к бане или к гаражу, зона отчуждения у него совсем маленькая и погоды не делает. Но я решил закрепить им ещё один угол участка. Опять же действую так, будто соседи ещё ничего не построили.

Потом я бурю скважину, потому что есть объекты, которые будут привязаны к ней: септик и компостер.

Устанавливаю трёхсекционный компостер поближе к скважине и септик — подальше.

Теперь уже, отложив требуемые расстояния от заборов и от существующих построек (расстояние от компостера до дома найти не удалось, сделал условный метр), нахожу пространство для установки дома. Размещаю его как прямоугольник со стенами, параллельными сторонам участка (для всех строений тот же принцип). Но и дом, и другие постройки можно размещать по диагонали, чтобы целесообразнее использовать конфигурацию конкретного участка, учитывая и движение солнца. В моих примерах после определения пятна возможной жилой застройки (зелёная клякса) попытка разместить дом под углом не давала выигрыша в площади, а иногда она даже уменьшалась.

На свободное место уже можно сажать деревья, искать место для беседки, теплицы и других строений.

Участок и красная линия
Зона возможного размещения хозяйственных построек (ситуация, когда проезд только с одной стороны)
Установка гаража
Установка бани
Установка сарая
Бурение скважины и определение её санитарных зон
Устройство компостера, монтаж септика
Основные хозяйственные постройки размещены на зоне, предназначенной для них
Зона возможного размещения дома
Зоны отчуждения от имеющихся построек
Зона, где можно строить дом, учитывая имеющиеся ограничения
Максимальные размеры дома
Финальная застройка участка

Элементы планировки сада

Вторая часть книги рассказывает об отдельных элементах, что используются при планировании сада:

  • пруды, ручьи и другие водные сооружения;
  • альпинарии (альпийская горка и каменистая осыпь);
  • перголы и арки;
  • беседки, павильоны и беседки из зелени;
  • внутренние дворики и участки с мощением;
  • лестницы, склоны и перепады уровней;
  • стены и ограды;
  • решётки и экраны;
  • клумбы и бордюры;
  • сады из пряных трав;
  • горшки и другие контейнеры.

Написано доступно, иллюстрации понятные. Для начинающего садовода — ничего другого и не нужно. Останавливаться на обсуждении этого не стану.

Дополнительные материалы

Два раздела: в одном перечислены растения, упоминавшиеся в проектах первой части книги, даны их краткие характеристики, иногда рядом есть фото или рисунок. Второй раздел — именной указатель. Многим книгам такого рода справочного аппарата не хватает.

Оформление

Книга сделана добротно. Аккуратная вёрстка, понятные иллюстрации. Обложка на картоне одностороннего мелования, поэтому внутренняя сторона приятной такой лёгкой естественной желтизны. Обложка снаружи покрыта глянцевым ламинатом, что удешевляет издание, но если делать мягкий переплёт, то выбор-то не велик. Здесь в оформлении обложки использованы иллюстрации из книги (за границей тоже так делали), но было у нас издание, оформленное так же, как серия Хессайона.

В русской традиции

Бумага внутри не меловка, поэтому ничего не бликует, но цвета в то же время переданы довольно точно. Да, немного приглушённо, но это ничего

Книга не просто склеена, а ещё сшита потетрадно. Поэтому её можно открывать без риска получить выпадающие листы.

Картинки крупно не даю: легко найти в сети и крупные фотографии отдельных разворотов в других рецензиях, и даже пиратские ПДФы, где всё очень подробно


Кнопка для единоразового взноса в поддержку выпуска книжных рецензий

Войти в редсовет и влиять на темы новых книжных обзоров и их скорость появления. Ну или просто подписывайтесь на Телеграм-канал, там больше (но не книжного).

💀 Дуракам закон не писан

Как мы выяснили в 2021 году, глава Комитета городского обустройства считает, что у них все сотрудники достаточно квалифицированные. А вот я сегодня покажу, что нет, недостаточно. Кто давно переписывается с работниками этого комитета, обращал внимание, что им свойственно и тянуть с ответом как можно дольше (иногда даже выходя за срок, предписанный законом), и отвечать не по существу заданных вопросов. Сегодня я покажу, что эти «квалифицированные» сотрудники ещё и не в курсе, как работать с нормативно-правовой базой.

К сожалению, этот мой пост не приведёт к тому, чтобы вдруг состав сотрудников комитета изменился. Вряд ли кто-то соображалистый захочет устроиться туда работать, чтобы расшевелить это болото и начать делать Иркутск лучше. Не может это пристыдить имеющихся сотрудников и пробудить их мотивацию перестать работать спустя рукава. Вряд ли это сподвигнет руководителей КГО как-то поднять уровень своих подчинённых: главное, чтобы лояльные были, а не грамотные и деятельные. Скорее уж, это приведёт к тому, что клерки из КГО озлобятся и мои обращения будут прокатывать сильнее, ответы будут ещё чаще не по существу (как те, что пишет Осинцев). Тем не менее я решил выпустить этот пост, чтобы обычные люди узнали, как правильно читать правила благоустройства.

Напомню, что в 2020 году я очищал дерево от побелки, чтобы понять, сколько это занимает времени. Но в новом сезоне какие-то инициативные идиоты его опять безнаказанно побелили. Было довольно обидно.

Читатели присылали мне фотографии сразу после происшествия

Хотя я и мои читатели уже рассказывали администрации, какой нормативно-правовой базой нужно пользоваться, чтобы наказывать тех, кто пачкает город (и нарушает закон), предложили план по информированию, ничего не помогло. Ничего этого мэрия делать не хочет. Никуда побелка ни в 2021, ни в 2022 году не делась. Это отмечал и я, и мои читатели: присылали в чат про благоустройство города).

Фотографии из чата канала «Человек-Фёдор» по тегу #КудаСмотритШевела. Да, человечки и берёзы белят, и пеньки

По одному такому нарушению я написал обращение и отправил его в мэрию.

Вот тезисы.

  1. Видел нарушение Правил благоустройства: белили деревья.
  2. Вы жалуетесь, что не можете с этим ничего поделать в рамках закона. Но вот вам нормативно-правовая база, которая поможет.
  3. Предупреждали ли вы в информации о предстоящем городском субботнике, что деревья белить нельзя?
  4. Какая официальная позиция мэрии относительно побелки?
Эти вредители ещё и бордюры «подновили», чего делать не нужно, если только нет цели сделать грязь заметнее на несколько ближайших месяцев

Полный текст письма спрятан тут.

В пятницу, 22 апреля 2022 года, в 14:41 я заметил, как вокруг дома по адресу Свердлова, 1 ходят мужчины и женщины белят бордюры (что делать не следует и белят деревья, что делать незаконно. Мужчина, участвовавший в массовом правонарушении, пояснил, что все эти люди из ФБУ «Администрация Байкало-Ангарского бассейна внутренних водных путей». Прошу привлечь организацию к ответственности.

Обычно в ответ на аналогичные просьбы с моей стороны или со стороны других горожан, вы говорите, что ничего не можете поделать. Но на самом деле можете, вот вам нормативно-правовая база, которая поможет привлечь к ответственности не только этих транспортников, а кого пожелаете: ГУФСИН, прокуратуру, школы, больницы, институты, управляющие компании:

Градостроительный кодекс России (55.25·9);

ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» (7·3, 16·1, 17·1.1, 45.1·2);

Закон Иркутской области «Об отдельных вопросах регулирования административной ответственности в области благоустройства территорий муниципальных образований Иркутской области» (2·1);

Правила благоустройства Иркутска (29, 98);

Об организации озеленения территории города Иркутска (15).

(Подробнее — в конце поста)

Также прошу ответить на две группы вопросов:

— Из всех утюгов говорили об общегородском субботнике. Скажите, а хотя бы где-нибудь, в каких-нибудь распространяемых в сми анонсах, в почтовых рассылках вы, пользуясь случаем, предупреждали о том, что белить деревья недопустимо и наказуемо? Потому что в Постановлении от 01.03.2022 №031-06-93/22 «О проведении месячника по санитарной очистке, благоустройству, озеленению территории города Иркутска и общегородского субботника» я об этом ничего не нашёл.

— Озвучьте официальную позицию городской администрации относительно побелки деревьев в городе. Изменилась ли она с 2020 года, когда вы говорили, что «вводимые ограничения мероприятий по побелке деревьев и кустарников может вызвать недовольство жителей города Иркутска», поэтому требовать соблюдения закона вы не намерены? И какие планы у городской администрации на 2023 год, планируете ли до апреля будущего года провести необходимую работу по недопущению побелки? Как это будет организовано? Как я смогу проконтролировать, что вы это действительно сделаете? Нужна ли вам в какая-то помощь в организации этого информирования?


В ответ на это мне пришло письмо следующего содержания:

Ответ составила Е. В. Серебренникова, подписала Марина Алексеевна Шевела
  1. Деревья белить можно лишь в определённых местах.
  2. Мэрия не белит деревья, потому что денег нет.
  3. Чтобы было красиво, мы всех предупреждаем, что белить нельзя.
  4. Денег, чтобы смывать побелку, у нас тоже нет.
  5. А привлекать к ответственности мы не можем сами знаете из-за чего.

Полный текст ответа по ссылке.

В ответ на Ваше обращение администрация города Иркутска сообщает следующее.

В соответствии с пунктами 3.1.4.19 Правил создания, охраны и содержания зелёных насаждений в городах Российской Федерации, утверждённых приказом Госстроя РФ от 15 декабря 1999 года № 153, побелка производится на отдельных участках и объектах, где предъявляются повышенные санитарные и другие специальные требования.

На общественных озеленённых территориях города Иркутска (в парках, в скверах, бульварах, вдоль автомобильных дорог местного значения) побелка зелёных насаждений в рамках бюджетного финансирования не производится.

Однако, в целях придания эстетического вида зелёным насаждениям, произрастающим на прилегающих территориях к зданиям, строениям, собственники, землепользователи земельных участков, производящие побелку деревьев, предупреждены о запрете побелки стволов деревьев в парках, скверах, на бульварах и улицах.

Также сообщаем, что у Муниципального казённого учреждения города Иркутска «Городская среда» отсутствует целевое финансирование на проведение работ по смыву побелочной пасты со стволов деревьев.

Дополнительно сообщаем, что администрация города Иркутска не имеет возможности привлечь к административной ответственности собственников, землепользователей земельных участков, прилегающих к территориям зданий, строений, где произрастают зелёные насаждения, в связи с введением ограничений, установленных Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 марта 2022 года № 336 «Об особенностях организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля».


Вот таблица, в которой слева — те вопросы, которые я задал, и справа — ответы на них. Если ответа нет, то стоит многоточие. Курсивом выделены те гипотетические вопросы, которые я не задавал, но на которые мэрия ответила. Не могу быть уверенным, что я реконструировал точно, потому что проникнуть в голову Серебрянниковой или Шевелы не могу. Как видите, в переписке происходит и игнорирование моих вопросов, и их подмена, и забалтывание.

Вопрос (предполагаемый вопрос) Про что ответ
Какая позиция мэрии относительно побелки По закону побелка в городе существенно ограничена
Где именно вы рассказывали, что белить деревья нельзя? ...
Вы предупреждали, что белить деревья нельзя? Мы предупреждали, что белить деревья нельзя
Вы всё ещё боитесь требовать выполнения запрета на побелку? ...
Планирует ли мэрия до апреля 2023 года что-то сделать, чтобы предотвратить побелку ...
Каким способом мэрия планирует предотвращать побелку в 2023 году? ...
Как можно проконтролировать, что мэрия действительно прикладывала усилия для предотвращения побелки? ...
Какая помощь нужна мэрии в информировании населения? ...
Побелка деревьев в Иркутске происходит за счёт мэрии? Деньги на побелку мэрия не выделяет
Почему вы не снимаете побелку? Денег на то, чтобы снимать побелку, в мэрии нет.
Почему вы не привлекаете к ответственности тех, кто белит деревья? Сейчас мы не можем привлекать к ответственности из-за моратория, введённого на федеральном уровне

Значит, начальник департамента городской среды комитета городского обустройства считает, что отвечать про Ерёму, когда спрашивают про Фому, — это признак квалифицированного сотрудника.

Меня ответ не устроил, и я договорился о встрече с женщиной, которая готовила ответ. Приехал пообщаться — ну это комедия, конечно. Она очень улыбчивая, дружелюбная, но из того, что она говорила, следовало, что она или наивная простушка, или хитрая и косит под дурочку.

Сразу начала с того, что она вопрос мой провентилировала и узнала, что деревья надо белить, чтобы не было ожогов. Я ей сказал, что даже если забыть о том, что это незаконно в Иркутске, в курсе ли она, что эти ожоги — от снега, а белят на границе апреля и мая, когда его уже давно нет. И ожоги эти обычно у молодых саженцев с тонкой корой, а не у тридцатилетних тополей. Она: «Ой, ну это… А вот знаете, я ещё тут почитала и узнала, что правильно белить, ведь это…» Ну и в том же духе: собрала все эти мифы и отговорки городских колхозников, я обо всех этих нелогичных, непоследовательных доводах писал ещё пять лет назад.

Потом она меня решила обрадовать: сказала, знаете, а вот я отправила предложение, чтобы запрет побелки деревьев внесли в Правила благоустройства. Тогда, говорит, мы сможем строго запретить это дело, а не как сейчас, когда даже сотрудники администрации ходят и белят деревья. (Ну хоть не за деньги городского бюджета, если верить их официальному ответу. Если верить.)

Затем повела меня в соседний кабинет, где сидели флегматичные мужчины (у Кафки в «Процессе»: «Все чиновники раздражены, даже когда внешне кажутся спокойными»), которые пытались мне объяснить, как, с их точки зрения, работает закон и как он им связывает руки. Была там и ещё какая-то женщина, что от простых вопросов разгоняется до стадии истеричного берсерка за три минуты: «Всех всё устраивает, нам только два человека из всего города жалуются, что деревья белят!». Понятно было одно: хотя закон и писан, но если и читан ими — то не понят (а если и понят, то не так).

Мякотка

Иркутяночиновники и иркутяночиновницы! Сейчас произойдёт аттракцион повышения квалификации сотрудников. Ибо глаза имеете, да не видите.

Градостроительный кодекс (обязательный к исполнению документ) велит существовать Правилам благоустройства.

Правила благоустройства в Иркутске существуют, это обязательный к исполнению документ. В них ничего про побелку до недавнего времени не было, да это и не имеет значения.

Потому что отдельно существует решение думы «Об организации озеленения территории города Иркутска» (далее — Правила озеленения Иркутска). Само по себе оно ничего про побелку не говорит, но это тоже не имеет значения.

Потому что Правила озеленения Иркутска однозначно указывают, что всё должно делаться на основании Правил создания, охраны и содержания зелёных насаждений в городах Российской Федерации (далее — Правила озеленения России), утверждённых приказом Госстроя ещё в прошлом веке.

А вот Правила озеленения России как раз и говорят, что где можно белить, что нет.

То есть обязательный документ, ссылаясь на другой документ, делает его приложением к себе, следовательно — обязательным к исполнению.

Если из Правил озеленения Иркутска убрать ссылку на Правила озеленения России, они станут рекомендательными. И всё, что там написано, можно будет не исполнять (если только какой-нибудь другой документ, например контракт на обслуживание какого-нибудь парка, не требует делать всё в соответствии с Правилами озеленения России, тогда подрядная организация будет обязана делать всё так, как предписал Госстрой).

В Правилах благоустройства не нужно дублировать ничего из того, что уже написано в Правилах озеленения Иркутска или России. Добавлять в правила благоустройства пункт про запрет побелки — избыточно, уже много лет можно требовать соблюдения закона и без этого. Гордиться тем, что удалось внести такое предложение, — признаваться в правовой безграмотности.

Годами сотрудники мэрии не могли добиться исполнения закона, хотя у них все возможности для этого были. Известно, когда происходит это нарушение (в основном на весенних субботниках); известно, кто в основном нарушает (бюджетники); известно, как и когда превентивно связаться с нарушителями. Но нет! А теперь очень удобно прятаться за постановление, запрещающее кошмарить людей. Но если бы несколько сезонов до этого Комитет городского обустройства добивался соблюдения правил, то этот дурацкий советский обычай мог бы себя полностью изжить на улицах города.


Упомянутые выше Правила озеленения России говорят много о чём. Например, о том, что во время ремонтных и строительных работ нужно закрывать стволы деревьев деревянными щитами, чтобы не травмировать их. Или что нужно защищать деревья во время сброса снега с крыш. Или как нужно закрашивать спилы веток. Всё, что там перечислено, до сих пор обязательно к исполнению на территории Иркутска. Если вы видите, что что-то делается не так, пишите обращение или через электронную приёмную на сайте городской администрации, или через приложение вроде госуслуговских «Решаем вместе».

Также внимательно читайте ответы чиновников. Они могут написать много текста, но вовсе не о том, о чём вы спрашивали. В примере выше вы видите, что они ответили на один вопрос, который я действительно задавал; не ответили на шесть вопросов, что я задавал, зато ответили на четыре вопроса, которые я не задавал (это чтобы заболтать). Если вам отвечают вот такую пургу, как Серебренникова или Осинцев, пишите повторно, приходите разговаривать лично, пишите в прокуратуру. А то больно они там хорошо устроились, квалифицированные наши.

Кнопка для отправки материальных лайков:

Ещё подписывайтесь на канал в Телеграме, это бесплатно и там где-то раз в неделю что-то новое. Если хотите войти в редсовет и влиять на тематику и периодичность таких больших постов, подписывайтесь на Бусти.

🌞 Медиа-кит

Эта страница сделана для сми и прочих случаев, когда кто-то хочет обратиться ко мне, упомянуть или что-то написать про меня.

Имя

Единственный правильный вариант — Фёдор. Это десять из десяти. Фёдор — мононим. Если вам недостаточно одного имени (например, админка так спроектирована, что должно быть заполнено две строки), пишите так: Фёдор Т (ё с точками, Т без точки, это не сокращение, лучше скопировать как у меня написано, если сомневаетесь, что запомните и не напутаете).

Если в урле или в каком-то ином случае вам нужно указать имя латиницей, то используйте вариант Feodor — так это имя прочтётся правильно (с ё, а не с е) любым человеком, в том числе и не носителем русского языка.
Если это ваша редакционная политика не поддерживает ё, а не вам не хочется ставить правильную букву, ШТОШ.

Если вашу редакцию, в отличие от Гражданского кодекса, смущает использование псевдонимов вообще и мононимов в частности и вам непременно захочется написать как в паспорте, посмотрите сложившуюся в вашем издании практику, пишете ли вы Борис Николаевич Бугаев вместо Андрея Белого, Стефани Джоанн Анджелина Джерманотта вместо Леди Гаги, Елизавета Андреевна Гырдымова вместо Монеточки, Константин Сергеевич Алексеев вместо Константина Сергеевича Станиславского. Если вдруг у вас на самом деле принято писать Чхартишвили вместо Акунина или Иешуа Иосифович Давидов вместо Иисуса Христа, то вы ещё чуднее меня, давайте попробуем посотрудничать.

Задача имени — однозначно идентифицировать человека. И если для этого нужно писать Максим Горький, а не Алексей Максимович Пешков, то так и нужно писать. Я уже полтора десятка лет Фёдор, так что давайте на этом остановимся.

О важности имени: Артемий Лебедев и Паша Федоров.


Изображения

Если вам нужен знак Человека-Фёдора или моя фотография, чтобы разместить их на кладбище логотипов в пресс-волле, на странице мероприятия, в статье или где-то ещё, то не нужно шерстить соцсети, я всё приготовил.

Логотип

Логотип Человека-Фёдора: цветной (епс, 9 КБ) и  монохром (епс, 9 КБ). Разработка — «Интуиция» (Женя Арутюнов)

Если типография просит «в Кореле», мой вариант подойдёт. Епс — не проприетарный формат, открывается любым векторным редактором.

Если по техническим ограничениям будет невозможно использовать нужные цвета (например, ограниченный выбор оттенков плёнки или пластика), то можно брать любой жёлтый и любой тёмно-коричневый, в крайнем случае — чёрный.

Есть официальная эмодзи — заменитель логотипа в тексте: 🌞. А у вас есть?

Фото

Официальные фотографии: портретная, 3 МБ, поясная, 5 МБ, ростовая, 17 МБ.

Не берите фотографию из карусели выше, они пережатые, качайте по ссылкам, там большие. Не вырезайте поясную фотографию из ростовой, не вырезайте лицо из двух других вариантов. Все картинки я нарочно сделал квадратными, чтобы вам было проще откадрировать под ваш формат.

Предложение для фотографов, актуально с 2021 года. Если хотите стать автором официальных фотографий, давайте сделаем фотосессию. От вас — новые варианты трёх картинок выше, от меня — ссылка на вас на этой странице. Официальный фотограф 2020 года — Ольга Культикова


Цитирование

Если вы берёте у меня комментарий или интервью или так или иначе спрашиваете моего мнения, которое собираетесь обнародовать, то перед публикацией этого текста вы должны согласовать его со мной. Если с чем-то в этом тексте я не согласен, то вы не публикуете этот материал, пока мы вместе с автором или редактором не добьёмся того, чтобы не было искажений.

Если вы берёте комментарии обо мне у третьих лиц, или если вы пишете своё личное мнение обо мне, основываясь на публикациях в интернете или в сми, то со мной можно ничего не утверждать. Но не нужно в публикации выдавать ваши или чьи-то ещё слова за мои.


Контакты

Если кто-то выдаёт себя за меня, но этого аккаунта нет в списке ниже, то, наверное, это не я вам выдаю себя за меня.

Телефон (Аймессидж и Фейстайм) +7-904-125-69-65
Почта feodor@sovinfo.org
Если хотите расшарить на меня гуглодокумент, используйте адрес feodor.sinoptik@gmail.com

Мессенджеры

Не понимаю популярность Зума, это переоценённое приложение с идиотским интерфейсом и полное дыр в безопасности. Я за Дискорд или старый добрый Скайп. Бессмысленно мне писать в Вотсап или Вибер, пока они не выпустят нормальную телефононезависимую версию для компьютера, я не получу ваши сообщения.
Дискорд — feodor_sinoptik.
Скайп — feodor_sinoptik.
Телеграм — feodor_sinoptik, самый надёжный способ связи.

Соцсети

Вконтакте — захожу несколько раз в месяц. Почти не заглядываю в их мессенджер.
Инстаграм — я специально скачиваю на телефон приложение, когда хочу запостить новое изображение. Потом приложение удаляю. В общем, с тех пор, как здесь разрешили выкладывать неквадратные фотки, разрешили видосы и открыли доступ людям с Андроидами, я охладел к этой соцсетке. Бесперспективно пытаться со мной там связываться.
Одноклассники — захожу несколько раз в год, не могу справиться с интерфейсом, лучше со мной не пытаться там заговорить.
Твиттер — уже больше читаю, чем пишу. Личка открыта.
Фейсбук — захожу раз в неделю, почти не просматриваю уведомления, не пользуюсь их мессенджером.

Прочее

Канал Человек-Фёдор в Телеграме
Моя страница на Бусти
Мой вишлист

Когда-нибудь я доверстаю лендинги про себя, пока вот черновик.

Публикации

Верблюд в огне

Блогер Илья Варламов похвалил иркутянина за преображение своего двора
В думе Иркутска предложили отменить результаты выборов в общественную палату из-за голодовки блогера
В Иркутске 6 улиц назовут в честь героев СССР. Что думают общественники?
В Иркутске используют покрышки в благоустройстве. Борется ли с этим мэрия?
В иркутском микрорайоне Первомайский устанавливают стелу. К её оформлению есть вопросы
Возможность для иркутян: украсить свой дом новыми аншлагами
Гигантские торшеры и горка-вигвам: как изменились общественные пространства Иркутска в 2020 году
Главный архитектор Иркутска предложил снести стадион «Труд». Что не так с этой идеей?
Иркутская область вошла в топ-5 регионов по формированию комфортной городской среды
Иркутские активисты представили новые уличные аншлаги. Что не так со старыми?
Иркутский активист в течение месяца выходит на пикеты. Он считает, что состав Общественной палаты не легитимен
Иркутский активист пообещал начать голодовку из-за нарушений на выборах в общественную палату города
Иркутский блогер прекратил голодовку из-за выборов в общественную палату
Ливнёвки в Иркутске — это беда. Почему они не работают как следует и когда их исправят?
«На дороге — страшно, на тротуарах — люди». Можно ли ездить зимой на велосипеде в Иркутске
«Невежество снова атакует». Горожане и эксперты обсуждают, что делать с Домом быта
Новая застройка, пробки и силовики. В интернете голосуют за главную проблему Иркутска
Платные парковки, транспортные карты и обустроенные парки: чего не хватает Иркутску
«Предложенное решение — раскоряка». Архитекторы и общественники обсуждают проект нового корпуса иркутского вокзала
«Смахивает на ракоскорпиона»: в Свирске установили дерево из металла
«Уродливое сооружение». Иркутские коммунисты выступили против памятника жертвам репрессий
Фото: самые милые, странные и пугающие примеры ЖЭК-арта в Иркутске
Чиновник мэрии призвал иркутян не кататься на велосипедах в День города
Чиновники показали фирменный стиль к 361-летию Иркутска

Сибирь работает

Как образ мэра влияет на положение дел в городе: опыт Омска, Красноярска, Иркутска и Новосибирска
Что не так с дизайн-кодом в сибирских городах
Что не так с железнодорожными вокзалами в сибирских городах
Что не так с общественным транспортом в сибирских городах
Что не так с центральной площадью в Красноярске, Новосибирске, Иркутске, Томске и Омске

Такие дела

Дежурный по палате

📖 Дэвид Джеральд Хессайон

Эти две садоводческие книги пришли ко мне от того же читателя, что и сад с выдумкой и любовью. И вот они отменные. Я их прочёл и теперь считаю, что первая должна быть в каждом частном доме и на каждой даче. Вторая пригодится не всем: некоторые загородные резиденции используются не для отдыха, а для прокорма (однако в этой серии есть отдельные книги и про огородничество).

Всё о саде, за которым легко ухаживать. Д-р Д. Г. Хессайон. Москва, Кладезь-Букс, 2000. Тираж 5000 шт. ИСБН 5-93395006-8
Всё о цветах в вашем саду. Д-р Д. Г. Хессайон. Москва, Кладезь-Букс, 1996. ИСБН 5-89054-003-3

Автором этих двух (и многих других, что я не обзираю) считается Дэвид Геральд Хессайон (он до сих пор живой, что любопытно: ему уже девяносто четыре года). Но я посмотрел, сколько книг он выпустил, и уверен, что авторов было много, а Хессайон — обычный пип (персонифицированный издательский проект), об одном таком я писал ранее. Когда смотрел список книг в родной, английской Википедии, заметил, что названия книг его цикла у нас переводили вообще не так. В оригинальной серии в названиях содержится слово «эксперт», и мне нравится это больше, чем «всё» в локализации. Так или иначе, прислушаться к автору стоит, ведь у англичан большой опыт садоводства и в своё время Великобританию от революций уберегли сады.

Всё о саде, за которым легко ухаживать

Найдите и подарите книгу родителям, если они копаются в земле, и для себя тоже возьмите. Здесь не всё о малоуходном саде, но экспертом вы после прочтения (и применения рекомендаций) станете. В этой небольшой энциклопедии садового дела рассказывается:

  • об основных принципах;
  • о газонах;
  • о декоративных деревьях и кустарниках;
  • отдельно ещё о разных розах;
  • обо всех травянистых многолетниках вообще;
  • о клумбовых растениях отдельно;
  • о луковичных;
  • об альпинариях;
  • об овощах;
  • о фруктовых деревьях и ягодных культурах;
  • об организации теплицы;
  • об основных операциях.

То, что рассказывает Хессайон, разумно, аргументированно, но кое-что вызовет вопросы или даже неприятие, потому что деды делали наоборот и нам завещали. Это, например, ​​отказ от перекопки грядок, который, надеюсь, в новом году поддержат ещё и тесть с тёщей. Или идея делать проходы широкими, около 60 см, в крайнем случае — 40 см: ведь обычному садоводу кажется, что проходы — ненужная вещь, ворующая драгоценное место, и ради потенциальной возможности воткнуть сколько-то лишних растений они готовы каждый день испытывать реальный дискомфорт: месить грязь, корячиться при поливе и прополке (что тоже можно было бы упростить, о чём в книге тоже написано).

Перекопка почвы — не самый эффективный способ борьбы с сорняками. Находящиеся на поверхности почвы семена однолетних сорняков при перекопке попадают вниз, зато семена, до сих пор скрытые в почве, оказываются на поверхности. Некоторую часть подземных органов многолетних сорняков при тщательной перекопке удаётся собрать, но очень часто корни и корневища бодяка, одуванчика, сныти и т. п. лишь распространяются по большей площади. Действительно бороться с сорняками можно, только если покрыть почву вокруг растений на клумбах и в бордюрах. Для этого можно использовать специальные материалы (мýльчу) или почвопокровные растения.

Есть в книге и очевидные вещи, о которых как-то не приходило в голову задумываться, а после указания Хессайона на существование одного сценария использования участка самостоятельно находятся множество других. Так он обратил моё внимание на то, что всю зелень и пряные травы нужно сажать как можно ближе ко входу в дом, потому что, в отличие от овощей, их нужно немного, часто и свежих. Если же сажать их в дальнем углу сада, то вероятность того, что за ними кто-то будет отдельно ходить, снижается (особенно в дождь, ночью, в холод или жару).

Здесь рассказывается не только о растениях, но ещё и про всё, что вокруг: дорожки, подпорные стенки, водоёмы. Как спланировать тропиночную сеть, какие особенности у разных материалов.

Как истый масон, построил подпорную стенку, чтобы гора у пруда не сползала на дорожку.

Кирпич, чтобы удревнить конструкцию, брал не новый, а выковырял из дорожки, которую заложили предыдущие хозяева. Вместо цемента — смесь обычной земли и глины (не заказывал: в достатке оказалась после рытья ямы для установки бетонных колец). В этом году поселил на неё немного суккулентов, они нормально переносят недостаток влаги. В будущем году расширю эту практику и посажу однолетних цветущих вьюнов у основания, а в швы (которые поэтому и делаются толстыми) — каких-нибудь свисающих растений, скорее всего — очитков.

Про садовые операции Хессайон говорит легко и по делу, снабжает повествование доступными иллюстрациями. Например, я говорил, что в предыдущей книге самый годный фрагмент — про компостирование. Он излагался на нескольких страницах с одной иллюстрацией. Здесь то же самое рассказали в нескольких абзацах и в нескольких картинках.

Наш компостер, по заветам. По одному отсеку на год: наполняется, зреет, расходуется. В правом кубе уже запущен биореактор, левый мы должны были начать наполнять только весной, но решили пожить на даче до зимы, так что и слева уже началось образование биоматериала

Благодаря Хессайону мне уже не так страшно стричь деревья и кустарники. Раньше я относился к этому с неким трепетом, ведь каждая ветка — как конечность, растёт долго, её удаление — почти необратимое действие. Но теперь я подхожу к этому проще. До уровня тех ребят, которые без тени рефлексии, сомнений и интеллекта кромсают деревья по муниципальному заказу, мне, конечно, очень далеко, но я в эту крайность уходить и не собираюсь.

У нас на участке высокий уровень грунтовых вод (а ещё было слишком много дверей и других древесных остатков от предыдущего владельца), поэтому мы, по наставлению Хессайона, устроили постоянные высокие грядки. Так как мы накидали внутрь, кроме земли и упомянутых деревяшек, ещё перегноя, золы, бокашей и свежей зелёной массы, культурным растениям будет здесь пир. К тому же такой биореактор поможет земле быстрее прогреваться, а нам это важно: в нашем садоводстве всегда холоднее, чем в других частях Иркутска, это из-за близости Ушаковки, думаю. Пока грядки две, по четыре квадратных метра каждая, в следующем году продолжу ряд и сделаю ещё одну, высотой уже в две доски (сейчас не могу, для этого нужно освободить место и пересадить три куста, место им пока не нашли). В будущем устрою ещё несколько постоянных грядок разной высоты и разной длины с другой стороны дома. Перекапывать их я, конечно, не стану. Никогда.

Высокую грядку обрабатывать проще, чем традиционную. По и высоте в 60 см она может быть до 120 см в ширину, при снижении высоты комфортная ширина уменьшается: грядки высотой в 15 см лучше не делать шире 50 см. Если планируете поливать вручную или проезжать между грядками с или тележкой, проходы нужно делать не меньше 80 см у самых высоких грядок и уменьшать к невысоким (чтобы лейки и кузов тачки не цеплялись за каркас)

Главное, что все советы автора направлены на то, чтобы садовод тратил как можно меньше сил. Два самых важных приёма — отказ от перекопки земли с оборотом пласта (землю нужно перекопать всего один раз — при начале работы на участке) и мульчирование. И в этом важна последовательность. Мульчировать и при этом упарываться и перекапывать землю уже так себе решение, но не перекапывать землю и не мульчировать — совсем не годится.

Результат отказа от перекапывания мне сейчас сложно проиллюстрировать фотографиями, но про мульчирование я немного покажу картинок и расскажу о своём опыте (ниже, когда буду говорить о второй книге).

В книге есть также неожиданные вещи. Обычно такие книги пишут «для всех»: то есть для здоровых людей, а не для немощных. Здесь же: секатор с храповиком, если у вас больные суставы; тачка с двумя колёсами лучше, если вы слабенький; ножницы и подборщик для работы одной рукой подойдут одноруким людям; используйте тяпку и подставку, низкую скамейку, если у вас артрит. В этом чувствуется забота.

Улыбку вызвали у меня два места.

Первое — про наём помощников. У нас о юридической стороне не думают (а там такого целая страница):

Может возникнуть проблема с налогами. Если вы берёте помощника на несколько часов в неделю, то проблем быть не должно, но если садовник больше нигде не работает, вас можно рассматривать как работодателя и вам придётся платить налоги и страховку. Если у вас есть сомнения, проконсультируйтесь в налоговой инспекции.

Второе — о теплокровных животных-вредителях. Это птицы (слишком широко, но верно); кроты (в Иркутске не живут, но ладно); мыши, крысы и полёвки (да, бывает); зайцы (не сталкивался, но допустим); белки (хм…); кошки; собаки; олени; лисы. И про каждого вредителя написано, какой ущерб он наносит и как это предотвратить. Если только вас не атакуют белки: «Мало что с этим можно поделать».

Всё о цветах в вашем саду

Предыдущая книга была обзорной, в этой же детально говорится именно о цветах, но бегло рассматривались некоторые из тем, которые разбирались в книге про сад вообще. Не видел остальных книг серии, но думаю, что у них такая же структура.

Здесь следующие главы:

  • общие принципы;
  • однолетники и двухлетники;
  • бордюрные многолетники;
  • размножение растений (семенами, делением и черенками);
  • многолетники для рокария;
  • луковичные растения;
  • уход за цветами вообще;
  • растения-хобби (сложные в выращивании);
  • болезни и вредители;
  • словарик.

Основной объём книги — рассказ о растениях. На каждой странице от двух до четырёх выделенных «справочных блоков» о конкретном растении: рисунок одного растения, фотография в посадке, название, информация о сортах, предпочтениях по почве и уходу, рекомендации по размножению. В некоторых других книгах бывают или только фотографии, или только рисунок (а иногда вообще лишь текстовое описание, что тупо), это не всегда удобно. Растения вообще сложно фотографировать красиво и понятно целиком, если нужно показать его особенности на одном снимке, а не какое-то абстрактное зелёное пятно с цветными вкраплениями, поэтому рисунок здесь весьма кстати. Рисунок же отдельного растения не может передать ощущение, которое будет в жизни, поэтому фото выполняет эту задачу. Сделано по уму.

Мульча

И я вам обещал про мýльчу. Для начала цитата из этой книги.

Учитывая пользу мульчирования, странно, что оно не применяется более широко. Сама по себе идея не нова — ещё древние римляне регулярно мульчировали землю вокруг камнями, чтобы земля сохранялась прохладной, влажной и не зарастала сорняками. Возможно, со временем мы достигнем их уровня.

Даже Комитет городского обустройства начал пытаться использовать технологии погибшей цивилизации, но пока не всё получается правильно

Мýльча — что-то, разложенное вокруг полезных растений, что предотвращает рост сорняков, а также может уменьшать потери влаги, предотвращать выветривание почвы летом и промерзание зимой, улучшать и обогащать её структуру. Мы не используем синтетику, например разного рода рулонные материалы, в которых нужно прорезать отверстия для культурных растений. Чаще всего применяем кору хвойных пород деревьев, скошенную траву и щебень. Кору покупаем в мешках у одного и того же мужика несколько лет, заказываем сразу несколько десятков (ради бесплатной доставки). Обычно берём от любого количества ⅔ средней фракции, остальное — в каких-то долях крупной и мелкой. Крупная идёт как покрытие для временных или второстепенных дорожек, иногда — для декорирования; мелкая — для контейнеров, горшков; для всего остального — средняя.

Постоянная дорожка между грядок: толстый слой коры крупной фракции. Чтобы сорняков меньше пробивалось, под корой сделали подложку из гофрокартона.
В этом году делали дренаж и дорожки из щебня, попутно вдоль магистралей выравнивали ландшафт. Чтобы не месить грязь, насыпали на открытый грунт крупной коры

Сорнякам нужно прикладывать больше усилий, чтобы преодолеть эти лишние сантиметры темноты, и не все с этим справляются. А те, кто вылез, часть корневой системы держат в слое мýльчи, более разреженном по сравнению с почвой под ним. Поэтому сорняков и меньше, и их проще удалять (даже пырей!). Сейчас середина октября, и я не могу показать вам эксплуатируемых мульчированных грядок (в высоких кора сейчас засыпана для декора и чтобы голая земля не пылила), но могу показать чистые приствольные круги.

Листья их-под деревьев не сгребаем, потому что мы себе не враги.
Приствольные круги помогают сберечь стволы от травмирования триммером, поэтому устраивайте их хоть из чего

Как мýльчу в этой и других книгах предлагают использовать также торф, перепревший навоз, компост, солому, сено, свежескошенную траву, почвопокровные растения; полиэтилен, старые ковры, линолеум, рубероид, гофрокартон; щебень.

Я не очень понимаю, как для этой цели подходят навоз и компост: это одной ногой уже та же самая земля, ей свойственны схожие проблемы. Торф (особенно верховой) — хорошо подойдёт для мульчирования многолетников перед зимой, но в другое время года я бы не стал его использовать. Также встречаются рекомендации мульчировать опилками. Вот не могу советовать этого для повсеместного использования: чтобы сорняки не росли на дорожках, можно сыпать опилки, но только они потом на обуви будут растаскиваться. А на грядках опилки приводят к повышению кислотности почвы (из-за бактерий, которые в них плодятся). Поэтому если почва у вас щелочная, то можно и опилками, наверное. Но я их лучше бы использовал в компостере, перемежая зелёную массу.

Мульчировать можно в любое время года. Желательно хорошо полить растения перед укрытием грунта. И не экономьте: насыпайте слой со спичечный коробок. После этого понаблюдайте за растениями: скорее всего, вам понадобится изменить режим полива, так как влаги будет испаряться меньше.

Оформление

Судя по всему, оформление полностью унаследовано от оригинального издания. Точно это проверить не получилось: на гуглокнигах нет для этой серии предпросмотра. Но я думаю, раз обложки такие же, то и внутри то же самое.

Однако надпись на корешках в русской традиции

По сравнению с другой разбиравшейся здесь адаптацией работа верстальщика небрежна, если мягко выразиться. Сетка виртуальная; кегль произвольно скачет от страницы к странице; то гротеск, то антиква без какой-то логики (в разных книгах серии шрифты ещё и отличаются); дыры между словами и прочие огрехи студента иркутского Политеха. Смотреть больно. Ещё меня удивил колонтитул: вместо номера страницы они прямо так и писали: «Страница 22». Я с таким впервые сталкиваюсь.

Работа переводчика и редактора в целом хорошая, а вот корректор плохой. Текст грязный и в типографическом отношении, и в плане грамотности. Чего стоит «лапата».

А иллюстрации хороши. Вот только их брали из первоисточника, и заслуги наших издателей в этом нет.

Издатели наделали ошибок и в самых базовых вещах: они не смогли правильно оформить даже выходные данные.

Книги издавались с разницей в три года, и книгоделы не смогли выдержать единства не только в шрифтах, но и в физическом плане: одна книга сшита и склеена (её можно открывать на 180°), а другая — просто склеена (если широко раскрыть, можно сломать склейку и листы будут сыпаться); одна книжка на офсетной бумаге (здесь предпочтительнее этот вариант), другая — на матовой меловке.

Книги увеличенного формата, и с учётом объёма иллюстраций и текста это лучшее решение. Не приходилось мельчить и оставлять слишком много воздуха, вёрстка хотя и неаккуратная, но относительно равномерная.

Всё о саде, за которым легко ухаживать
Всё о цветах в вашем саду

Между страниц одной из книг лежало два вкладыша, которые не имеют отношения к этой серии книг. Я провёл расследование и выяснил, что это две коллекционные карточки из коллекции «Сад моей мечты» международного издательства «ИМП».

О модели распространения карточек (почтовая рассылка) в интернете негативные отзывы, я сам не сталкивался, поэтому пересказывать не буду. Но про дизайн выскажусь. Мне скорее нравится, я бы только не использовал меловку, потому что на сгибе уже трескается, для такого формата нужна бумага чистоцеллюлозная. Формат «один лист — один вопрос» мне тоже нравится, и возможность сшивать в нужном порядке только нужные листы перекликается с идеей нашего творческого объединения по изданию методических рекомендаций для городских садоводов (концепт 2020 года, ждёт финансирования).


Кнопка для единоразового взноса в поддержку выпуска книжных рецензий — форма ниже, для ежемесячной подписки — Бусти. И подписывайтесь на Телеграм-канал, там больше, чаще и короче.

🧠 Иркутская слобода, факт

Включите для атмосферы аудиосопровождение: прогулка зимним вечером вокруг и внутри квартала (я буду незримо присутствовать в шарканье куртки). Продолжительности должно хватить как раз до конца материала.

В предыдущей части я рассказывал о том, что было в квартале № 130 Иркутска до его реновации; как этот проект получил свои названия, какие были варианты и как следовало бы его назвать; какую идею закладывали инициаторы и получали ли за это награды. Сегодня расскажу о том, что же получилось и как развивалось десять лет. Буду использовать результаты исследования, проводившегося к пятилетию открытия «Иркутской слободы», в котором я принимал посильное участие. Работа не была оплачена, опубликована и использована заказчиком, поэтому детали её раскрывать не буду.

Похожие обзоры уже делали и противовластный Иркутский блог, и провластное Ирк.ру, говорят они одно и то же. Так что меня нельзя будет упрекнуть в ангажированности и предвзятости.

Февраль-2017, кварталу уже пять лет. За это время всё незавершённое должно было бы завершиться, а завершённое — начать развиваться или деградировать. Фотографии листайте параллельно с нижней каруселью, чтобы понять, куда был направлен вектор
Февраль-2022, кварталу десять лет. Постарался снять всё то же самое с тех же самых точек, в том же ракурсе.
Здесь подборка, связанная в большей степени с пешеходной средой, но обращайте внимание также и на остальное: как вырастают и исчезают пристрои, реклама, вывески, озеленение

Позиция, которая широко транслировалась и транслируется сми, следующая:

Благодаря 130-му кварталу в центре внимания оказалось сохранение фоновой деревянной исторической застройки. Раньше она считалась мусором и шла под снос. Опыт «Иркутской слободы» доказал, что исторические здания могут быть привлекательны для инвестиций.

А вот Олег Владимирович Беседин в 2011 году высказал иную точку зрения:

Есть подозрение, что этот проект может противоположно отразиться на судьбе старого Иркутска. Искусственное и юбилейно-поспешное создание этого макета в натуральную величину нескольких домов, наподобие показушно-неживой деревни Тальцы, вместо сохранения и восстановления существующей исторической среды даст право «градостроителям» снести под офисы и супермаркеты всю оставшуюся старую застройку лакомой территории центра, как и сейчас, всё более обезображивая и уничтожая пластиковым «евродизайном» историческое лицо города...

И мне кажется, что он был прав. Позиция «ну вот есть же целый исторический квартал в городе и целая историческая деревня за городом — хватит» становится обычной. Отсюда и без особых возмущений проходит очередная «оптимизация» количества памятников (предыдущая крупная случилась накануне постройки обсуждаемого квартала — в 2008 году).

Вот вы знакомы с позицией «Союза архитекторов» по этому поводу, например? Или ещё какого-нибудь ведомства, организации, связанной с архитектурой и культурным наследием? (Похоже, что ситуация такая же, как с Востсибуглём — моя хата с краю.)

В 2018 году Алексей Викторович Петров™ организовывал круглый стол «130-й квартал семь лет спустя: итоги и мнения». Две точки зрения: «надо ли сносить этот квартал», или же «какая удача, что такой проект создан» — защищали Сергей Юрьевич Маяренков и Владимир Севастьянович Демчиков. По ходу дискуссии Алексей Викторович устраивал голосования, чтобы посмотреть, что думают зрители и менялась ли их точка зрения. Не помню, какое было соотношение сил (к сожалению, видеозаписи или протокола текстом найти не удалось), но я точно изменил точку зрения, выслушав аргументы обеих сторон. Карфаген должен быть разрушен.

Вы, возможно, тоже пока думаете иначе. Но давайте я вам расскажу немного об этой территории с разных сторон. Как там соблюдали исходный замысел и что строили на самом деле.

Строительство

Начну с того, что квартал так и не завершён: по соседству с «Модным кварталом» большой пустырь с недостроем и брошеным строительным мусором.

О дальнем углу квартала предпочитают не вспоминать

Реализация проекта пошла не совсем так, как должна была. Выяснилось, что ряд обычных для позапрошлого века технологий невозможно повторить.

Местная промышленность оказалась неспособна произвести необходимое количество деревянных окон. Поэтому в памятниках стоят окна, изготовленные по старинным технологиям, — из ПВХ и алюминия, а не по древним, из дерева.

Брандмауэрные стены и цокольные этажи планировались из местного песчаника, но оказалось, что в Иркутске сейчас вообще не добывают никаких натуральных отделочных материалов. Как я понял из рассказов архитекторов, участвовавших в проекте, даже плитка была не отечественная, а из Китая. Только цоколь планетария облицован отечественной плиткой — из Екатеринбурга. По цвету она близка к тому песчанику, но фактура и размер элементов не те.

Кирпич не везде использовался соответствующий историческому. Понятно, что у него другие пропорции, но ведь ещё и тон отличается. И ладно, если он хотя бы красный, так ведь там использовали и не характерный для исторического Иркутска жёлтый. А кирпич, пусть и жёлтый, не то же самое, что песчаник: тон другой, и фактура, и в кладке массивных элементов из натурального камня нет такой дробности, как в кирпичной.

Иногда плитки не хватало, приходилось идти в типографию

Было много нарушений, и не связанных с материалами. «Иркутская слобода» сильно ушла в коммерческую сторону, а некоторые объекты потеряли контроль в реализации после прихода новой команды и начала второго этапа проекта — летом 2011 года.

Заранее прошу прощения, цитирую Сергея Юрьевича по статье Юлии Ли:

Все существующие иркутские памятники обладают низкими потолками, внутри много перегородок и комнат. Там нет места общественным проектам. Поэтому некоторыми вещами пришлось поступиться: сделать объекты из нового бревна, а не гнилого старого; вкопать сохранённые строения в землю, сделав большие цоколи — благодаря этому созданы крупные коммерческие площади. (Отмечу как человек, который проходил обучение реставрации объектов культурного наследия: никто из гнилого дерева ничего не строит, здесь Маяренков передёргивает, чтобы легитимизировать свою позицию.)

То есть разработчики концепции заявляли об историчности домов, а делалось что-то по мотивам дачного зодчества конца двадцатого века. Вот с таким подходом площади базовых объектов увеличились втрое. Строители (инвесторы) надстраивали дома, изменяли их внешний вид, пропорции, сомасштабность. Например — завышали цоколи. По проекту высота должна быть до 3,3 м. Верхняя терраса состояла из двух уровней, обыгрывая рельеф: от Летне-Байкальской Летне-Байкальской (ныне Седова) был промежуточный уровень, потом перепад в 3,3 м и пешеходный бульвар. Но внезапно верхняя терраса из двух полутеррас превратилась в одну. А стенка выросла почти в 5-метровую.

Хотя эта территория и планировалась как историческая, тем не менее уже с самого начала проектировщики договорились, что сохраняться будут только дома, без дворовых построек. Я думаю, что это в целом допустимо: тут же не музей вроде Тальцов. Но один из элементов усадебной застройки справедливо закладывался в концепцию и в большинстве лотов в смете фигурировал. Речь идёт о заплотах — высоких глухих деревянных заборах (посмотрите на рендеры в предыдущем посте). Оставить их — правильное решение со всех сторон, но чего думать, когда трясти надо: инвесторы не стали строить заплоты, а потом начали придумывать костыли, которые бы решали вот ту самую задачу, решение которой они сами уничтожили.

Заплоты показывали бы людям, которые пришли на территорию квартала, что они находятся в своём особом, замкнутом месте. Это психологически более располагает, расслабляет. Заплоты бы не мешать попадать на территорию квартала: есть определённые точки входа, где ограждения и не предполагались. С глухим забором стало бы меньше шума и пыли у летних веранд ресторанов, что размещены вдоль насыщенных автомобилями улиц. Ну и выглядело бы это более исторично.

Проект предусматривал историческое расположение домов: их не стали ставить более тесно, чем это было в реальности. Но бизнес начал превращать застройку из дисперсной в непрерывную, что и разрушает концепцию, и опасно с точки зрения пожарной безопасности.

Также из-за вмешательства в проект не получились запланированный амфитеатр и универсальная лестница (о ней будет ниже подробнее), «Проект „Байкал“», № 63, 2020.

Здесь должен был быть амфитеатр и многофункциональная лестница. Представьте, что она продолжалась бы вперёд, шла над проезжей частью. Предполагалось, что это стало бы сценой. В каком-то качестве это так сейчас и работает, но не так широко, как планировалось. На фото с сайта областного правительства выступление нашего хора (меня можно разглядеть) на Дне славянской письменности и культуры в 2022 году

Самострои и самозахваты

Неправильное строительство запланированного дало моральное право к потребительскому, хищническому, хамскому отношению к этой территории в будущем.

Когда через пару лет после «открытия» квартал набрал популярность, начали массово вырастать самострои в виде беседок, веранд и даже капитальных сооружений. Например, площадь «Кинзы» вдвое меньше площади «временных сооружений» вокруг неё.

Или вот был ещё случай. Владелец участка своевольно, без согласований, поставил «временную» деревянную постройку — «веранду» ресторана — на канализационный колодец, полностью перекрыв доступ к нему. И когда в соседнем здании возникли проблемы с канализацией и нужно было для их устранения попасть в колодец, он эту веранду разбирать отказался.

Арендаторы и собственники демонтируют элементы отделки, заложенные проектом.

Исходные декоративные деревянные панели меняют на пластик во время официального визита Ильи Варламова в Иркутск, 4:12

С вывесками и рекламой всё плохо не вдруг, кстати, а ещё с 2013 года. Уже тогда 90% вывесок были не согласованы. Это всё тянется годами: вот осенью прошлого года про это говорил мэр, посетивший квартал с официальным визитом вместе с заместителями — главами Правобережного округа и Комитета городского обустройства в сентябре 2021 года. Но у меня есть основания считать, что департамент Анны Александровны Дудкевич сможет изменить ситуацию в ближайшее время. Если бы не специальный режим, введённый после февральского события, это сделать было бы проще.

В таких одиноких каруселях тут и далее будут фотографии, сделанные в 2017 и в 2022 годах, каждый раз — обычный обход вокруг квартала по периметру, вдоль двух основных аллей и по перёк — по лестницам. То есть это обычная ситуация в какой-то один день, у меня не было задачи (и времени) ходить туда постоянно и подлавливать случаи, чтобы у каждого здания было бы что-то не так: с рекламой, с тротуарами, с парковкой и так далее. То есть это всё — рядовое состояние. Может быть, бывает получше, может быть, и ещё хуже

В результате таких вторжений в облик домов среда деградирует. Страдает эстетика, русский деревянный квартал ещё больше начинает походить на среднеазиатский базар; нарушаются пешеходные связи (проходы, лестницы с разных уровней визуально или физически перекрываются верандами). И это снижение просачиваемости снижает посещаемость заведений, находящихся у подошвы холма.

Юрий Коренев рассказывал, что просил мэрию разобраться. Было несколько проверок, в ходе которых выяснилось, что у некоторых торгашей есть договор аренды. Собственники земли так и заявляют: «Это моя территория, кого хочу там, того и ставлю». На этом надзор заканчивается.

Пристрои, веранды в первом и втором уровне (кстати говоря, веранды и террасы не были характерным элементом иркутского дома, они не прижились, об этом попозже расскажу), ларьки и прочие «нестационарные» и нестационарные конструкции, которых не должно было быть

Сгорел сарай, гори и хата — начались отклонения от проекта, чего бы и не поставить ещё и памятник какой-нибудь. И внедрили скульптуру чудовища на могилах (там, где при советской власти планировали поставить памятник декабристам). Сам по себе Бабр как персонаж мне нравится, монумент тоже запоминающийся, но ему место не здесь, хвостом к храму. И это не только моя точка зрения, есть люди и поумнее, и повесомее, кто тоже в своё время говорил об этом.

Анус химеры приветствует иркутян и гостей города

Функциональное заполнение

За границей жить в деревянных домах престижно, ими владеют в основном состоятельные люди. В Иркутске же они стоят как приговоренные: их огородили со всех сторон и ждут, когда они превратятся в гнилушки. Это не вина людей, это наше общее горе — последствия советской власти.

Сейчас в Иркутске появляются люди, которые хотят жить в деревянных домах. В «Иркутской слободе» тоже планировалась жилая функция, и не только гостиничная. Я заранее извиняюсь, но процитирую статью с Ирк.ру о пятилетии квартала:

Изначально в квартале планировалось достаточно много жилья. Но, когда коммерческие функции начали зарождаться, жильё было вытеснено. Мы искренне привлекали и продавали дома под жильё, но их просто никто не покупал, — объяснил Сергей Маяренков. — Во-первых, дорого, а во-вторых, сразу было понятно, что здесь будет общественное пространство. Сейчас те, кто отдыхают в гостиницах, жалуются на шум и говорят, что спать невозможно.

А вот построили бы заплоты, не отходили бы от концепции и проектных решений, сделали бы дизайн-код с регулированием аудиочасти… Отмечу, что я не проводил такого большого исследования по шуму в номерах, как Сергей Юрьевич, из моих знакомых номера там снимали только в «Географии», говорят, вполне себе тихо. Но и если бы там действительно было так шумно, как сказано в приведённой цитате, то, мне кажется, гостиницы и хостелы там бы закрылись давно, но нет.

В предыдущем посте по теме в главе «Проект» я рассказывал, какое функциональное наполнение планировалось. Ожидалось, что будет много объектов, связанных культурой, а не обжорный ряд или торговые развалы. Заранее прошу прощения, но снова процитирую самизнаетекого:

Мы старались задать комплекс­ное разнообразие, чтобы там были не только ресторанные или торговые функции. Проект «держали» до момента, пока 20 % площадей не стали предназначаться для соцучреждений. Там есть несколько музеев, планетарий, галерея — под неё мы землю отдавали бесплатно, муниципальные здания и куча других некоммерческих объектов.

Действительно, на этой территории есть несколько музеев, там даже до 2013 года находилась букинистическая «Книжная лавка» Гольдфарба — говорят, съехала из-за высокой арендной ставки. Ну кому как не Станиславу Иосифовичу знать, почём тут недвижимость: он владеет здесь землёй и зданием. Предпочитает сдавать его не под культурные проекты и соцучреждения, а под магазин шмоток и китайское кафе.

Какого-то прямо уж широкого «комплексного разнообразия функций» здесь не наблюдается. Даже кофейни посъезжали — и самая первая в Иркутске обжарочная «Мастерская кофе», и самая иркутская сеть «Кастро». Зато открылось то, без чего невозможно представить ни один исторический русский квартал в Сибири, — секс-шоп съ ​самотыками​ калёными и ​луноми​ мягкими для утѣхъ плотскихъ.

Не организована была и эксплуатация «Иркутской слободы». Совсем недавно (в этом году) упомянутый выше Гольдфарб организовал товарищество собственников недвижимости «130-й квартал». Может быть, это и есть та самая управляющая компания, которой так не хватает этой территории. Ну, поживём — увидим.

До этого управляющей компании, обслуживающей квартал, не было. Ну, раньше (2011…2017) было ООО «Иркутская слобода», которое, судя по кодам, занималось тем, чем должна заниматься управляющая компания. Но судя по тому, как территория обслуживалась, и по тому, что ООО обанкротилось, плохо занималось. Хотя и директор, и его заместитель делали всё, что могли.

Юрий Евгеньевич Коренев в частной беседе рассказывал мне, что управляющая компания не справляется. Что не может организовать даже новогоднее украшение территории. И на праздничную иллюминацию скидывались в частном порядке он и ещё некоторые предприниматели.

Ну или мой пример. Дыру в ступеньке лестницы у «Кейк Хоума» ремонтировали пять месяцев. А должны были — в течение пяти дней.

Это всё у меня не вяжется с заявлениями некоторых деятелей о том, что этот квартал только одних налогов генерирует в год на миллиард. Может быть, я просто тупой.

Деревянный декор уже разваливается; облицовочная плитка отпадает от вертикальных поверхностей, отстаёт от горизонтальных; проходы не чистятся; поверхности покрыты надписями; встроенные светильники разбиты; мафы не ремонтируются

Регламент территории

В статье «Есть все права на регламент» (и немного в статье «Принципы разработки и реализации проекта комплексной регенерации исторического квартала Иркутска в границах улиц 3-го Июля, Седова, Кожова») журнала «Проект „Байкал“», № 22, 2009 рассказывается о том, что нужно было бы сделать, чтобы Иркутская слобода не деградировала. Предлагалось воспользоваться европейским опытом и разработать для этой территории отдельный дизайн-код: «Зональный правовой регламент квартала».

Зональный правовой регламент в Дрездене состоит, например, из «Регламента функционального использования», «Регламента образа», включающего «Концепцию по использованию рекламы в исторической среде», «Концепцию цветового решения», «Регламент по реновации архитектурных объектов Фрауенкирхе», а также «Регламента средовых качеств». (Вот такой подход бы нужно положить в основу дизайн-кода всего Иркутска в будущем.) В этом квартале ничего такого не было и до сих пор нет. Даже отдельный вид зданий никак не зафиксирован.

Вот пример. Шёл по своим делам и увидел, как у одного из домов вдруг выпили нижний венец и остеклением закрыли балясины. Мне было очевидно, что это — нарушение исторического облика.

Я сообщил в администрацию и получил от них ответ: «Ну изуродовали здание и изуродовали, у нас лапки».

Письмо №945-70-5155/22 от 08.12.22, авторство Н. Д. Труфановой, подписано Е. А. Харитоновым

Расшифровка скана ответа откроется (скроется) по щелчку.
Резюме: А чо, паспорта фасада у дома не было, пусть делают, что хотят.

Ваше обращение от 10 ноября 2022 года, направленное в адрес администрации города Иркутска по вопросу изменений, произведённых на фасаде здания ресторана «Штоф», расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Седова, 8, рассмотрено. По результатам рассмотрения сообщаем следующее.

Иркутская слобода (130-й квартал) является специально созданной зоной исторической застройки на территории Иркутска, включающей в себя несколько десятков памятников архитектуры и истории города. Рядом с историческими объектами возведены новые объекты, среди них отели, рестораны, художественные галереи, культурные центры и т. д.

В соответствии с решением Думы г. Иркутска от 25.12.2008 №004-20-560950/8 «О Правилах благоустройства территории города Иркутска» (далее — Правила благоустройства) действия, связанные с окраской фасадов здания, устройством, реконструкцией, ликвидацией входов, окон, витрин, балконов и лоджий, окраской и покрытием декоративными плёнками поверхностей остекления, раскрытием ранее заложенных проёмов, изменением габаритов и конфигурации проёмов, приямков, установкой или заменой ограждений, установкой дополнительных элементов и устройств дополнительного оборудования на фасадах зданий (в т. ч. систем кондиционирования и вентиляции), изменением их цветового решения, должны проводиться в соответствии с паспортом фасадов зданий.

Согласование паспортов фасадов зданий на территории города иркутска регулируется постановлением администрации г. Иркутска от 02.04.2019 № 031-06-235/9 «Об утверждении административного регламента представления муниципальной услуги „Согласование паспорта фасадов зданий на территории города Иркутска“» (далее — Регламент), в котором прописан порядо действий, сроки, перечень подаваемых документов и т. д.

Регламент, а также пример паспорта фасадов здания размещается на WEB-портале органов местного самоуправления города Иркутска www.admirk.ru, следуя ссылке «услуги и сервисы — муниципальные услуги — строительство и землепользование — согласование паспорта фасадов зданий на территории города Иркутска» можно ознакомиться с информацией относительно Правил благоустройства.

На дату формирования настоящего ответа запрос о согласовании паспорта фасадов здания по указанному Вами адресу, в рамках муниципальной услуги, на рассмотрение не поступал.

Дополнительно сообщаем, что в архиве отдела архитектуры и дизайна департамента архитектуры и градостроительства комитета по градостроительной политике администрации города иркутска согласованные решения по изменению внешнего вида здания, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Седова, 8, отсутствуют, в связи с истёкшим сроком хранения.

На Яндекс-панорамах видно, что в 2014 году всё ещё было более-менее (если не учитывать окна). В 2020 уже появилось остекление веранды, но балясины ещё находились перед ними и как-то маскировали это изменение. Теперь же всё. А сделали бы юристы свою работу в своё время правильно...

Соавтор концепции «Иркутской слободы» и проекта планировки Андрей Юрьевич Макаров обратил внимание на основную проблему территории. При разработке проекта планировки не были сделаны правила зонирования застройки, обязательные по градостроительному кодексу. А нет этого документа — всё можно.

Поэтому убрали палисадники, выкорчевали деревья, не построили исторические красивые резные заборы, зато надстроили мансарды. Если бы сделанный проект планировки сопровождался правилами зонирования застройки, где были бы учтены все условия, были бы обозначены даже материалы цоколей и их высота, малые формы, то нарушений при реализации проекта удалось бы избежать.

Только ПЗЗ (правила землепользования и застройки) способны однозначно и жёстко задать правила совместного использования территории, препятствующие своевольному захвату общественных пространств, размещению на территориях общего пользования временных сооружений, самовольному изменению внешнего вида капитальных строений за счёт появления пристроев, уничтожению зелени и так далее.

Эти правила также могут регулировать внешний вид квартала, препятствуя появлению визуального мусора: хаотичной рекламы, не учитывающей окружение; временных торговых киосков, которые внешним видом часто представляют собой примитивные сараи; попыток навесить на торговые киоски самодельный декор в виде примитивных деревянных накладок (не имеющих общего с историческими прототипами), по мнению малообразованных владельцев, украшающих, а на деле — уродующих квартал.

К сожалению, люди, занимавшиеся юридическим сопровождением этого проекта, в своё время его не защитили. И можно было бы поблагодарить кого следует за то, что сейчас происходит шанхайкеизация территории, вот знать бы только, кто это был. А ведь ничего радикально нового в регламенте отдельной территории внутри города нет, к тому моменту в Иркутске уже была ограничена, например, зона исторического поселения и несколько других территорий, с более строгими правилами застройки и размещения рекламных и информационных конструкций.

Лишь спустя несколько лет после «сдачи» квартала вопросом ПЗЗ в какой-то степени стали интересоваться. В августе аж 2017 года Елена Ивановна Григорьева говорила, что заканчивается работа над ПЗЗ, которые определят плотность застройки и другие параметры и укажут буквально 4-5 мест, где могут быть временные сооружения (с чётким определением, что такое «временное сооружение»). Ввод этих правил должен был вернуть ситуацию на уровень, приближенный к первоначальному замыслу создателей квартала. И тогда собственники если и возводили бы некапитальные строения, то именно разборные сезонные сооружения и в тех местах, где это можно. Иначе зачем воссоздавались памятники и средовая деревянная застройка, если они загораживаются стихийными самостроями? (журнал «Проект „Байкал“», № 53, 2017).

В марте 2018 году Елена Ивановна снова говорила про ПЗЗ на дискуссионном клубе в Доме архитектора. При обсуждении реплики о большом количестве в «историческом» 130-м квартале надписей на иностранных языках сказала, что «в прошлом году были утверждены строжайшие ПЗЗ, сейчас городской администрации следует напомнить собственникам об этом и проводить последовательную градостроительную политику, не позволяя нарушать ПЗЗ. В прошлом году политика была такая: собственники и арендаторы дорабатывают летний сезон со своими сооружениями, а по его окончании приведут в соответствие с Правилами зелень, рекламу и всё остальное, строго прописанное». (Журнал «Проект „Байкал“», № 56, 2018.)

А теперь посмотрим, как ещё отсутствие регламента повлияло на развитие (упадок) гордости Иркутска.

Пешеходная доступность

Авторы планировали, что у квартала будет высокая пешеходная доступность и просачиваемость. Ну, давайте посмотрим на доступность и просачиваемость.

С пешеходной доступностью оказалось не очень. Проектировщики были так увлечены идеей пешеходной связи через надземный пешеходный переход, о котором писал выше, что не обустроили достаточное количество наземных переходов, расположенных по линиям желаний.

Переходов не хватает на перегорах между перекрёстками. Также непродуманная система переходов до сих пор на и каждом перекрёстке

Создание надземников — часть древней идеи советских архитекторов, так называемого зелёного луча — ряда разного рода садов от Ушаковки к Ангаре через площадь Конституции и Иерусалимскую гору. После распада СССР городские кварталы вдоль планируемого зелёного луча застраивались без оглядки на эту градостроительную идею, и теперь нужно обладать изощрённой фантазией, чтобы разглядеть неразрывную и прямую линию зелени.

Надземный переход от Музыкального театра нужен, потому что перепад высоты есть, это глупо отрицать и не использовать. Но это вовсе не означает, что не нужно было там же делать ещё и обычный наземный переход для тех, кому нужно перейти улицу с подошвы горы, в одном уровне. Наземный переход здесь общественность пробила только после гибели человека.

Второй планировался как логичное продолжениее первого, он должен был вести над Зимне-Байкальской (ныне — 3 Июля) к набережной. Тогда бы люди, двигающиеся со стороны Музыкального театра, плавно спускались бы с высоты Иерусалимской горы к берегу Ангары, двигаясь всё время по прямой. Это действительно правильное и хорошее решение. Но только второй надземник не построили, и я не уверен, что сейчас получится его аккуратно уместить в уже сформированной среде.

Рендер и современное фото «Модного квартала». В правой части — несостоявшийся второй надземный переход (с сайта строителей — «Золотая капитель»)

Хотя в проекте планировалось несколько входов на территорию квартала и в каком-то виде они реализованы, люди воспринимают как основной тот, что у памятника Бабру. Архитекторы же видели как парадный вход тот, что у надземника. Это искажение возникло из-за зелёного луча, занявшего в их мозгу непропорционально большое место. Нужно было признать, что благодаря «Новому городу» это уже фантом и реальность такова, что никакого луча там нет и не появится, если только не снести немного жилых комплексов. Однако до сих пор на всяких презентациях развития территорий труп «зелёного диаметра» достают, пускают через него ток и заставляют дёргаться, как будто бы есть ещё какой-то потенциал в таком пешеходном маршруте.

Согласно опросу пятилетней давности, большинство приезжающих сюда (71 % всех пользующихся общественным транспортом, 54 % от всех опрошенных) входят на территорию квартала со стороны памятника Бабру. Даже если посетители идут в «Модный квартал», они не стремятся проехать дольше и выйти поближе к нему, им важно пройти по благоустроенной зоне (что полностью не совпадает с замыслом проектировщиков, тут они молодцы).

Вход у Бабра естественным образом стал главным входом: отсюда ближе всего к остановкам. Однако обустроен он был таким образом, что пешеходные переходы не приводили сразу к лестнице и люди пёрли по грунту, меся грязь. Неустроенность пешеходной доступности представляется людям сразу, чтобы они и не ждали ничего лучшего дальше.

А от одной из значимых остановок трамвая — под Крестовской церковью — вообще не было прямого прохода, люди шли через два светофора буквой П, забивая узкий тротуар на углу.

Огромный асфальтовый полигон стрелки 130-го квартала позволял установить островки безопасности десятилетия назад, но они появились лишь осенью 2022 года. Эти островки позволяли бы накапливать пешеходов не только на узком тротуаре, а и на середине пути многополосной проезжей части; канализировать потоки машин; уменьшить пешеходной фазу за счёт устройства безопасной фазы на просачивание. В какой-то степени это всё было реализовано, но реализовано с ошибками. Но это можно будет исправить в будущем (жаль, конечно, что сразу не сделали как надо).

Как было, как надо было бы сделать, как сложилось (как сделали в 2022 году, добавлю позже)

Дальше люди могут идти по окаймляющим квартал улицам или по двум центральным аллеям. Большинство выбирают пути внутри.

Оценим качество укладки плитки и продуманности маршрутов

Вдоль внешних границ квартала людям ходить дискомфортно из-за того, что на тротуарах грязь (из-за неправильно организованного озеленения и дренажа); запаркованные машины; лестницы со ступеньками разной высоты, без перил и с очень крутыми, ненормативными пандусами; бордюры выполнены без понижений; на пути — столбы. Всё перечисленное выше — и недостатки проектирования, и ошибки реализации. Причём для многих случаев усилий, чтобы сделать правильно, нужно было приложить столько же, сколько и для того, чтобы сделать как получилось.

Пешеходная среда должна быть безбарьерной. По-хорошему, человек должен встать та тротуар в начале квартала и видеть его окончание. Здесь же одни препятствия: столбы и столбики, машины, лестницы и бордюры без понижения

Некомфортно ходить и обеими аллеями внутри квартала. Две главные сложности — низкое качество уложенной плитки и находящаяся в разрухе система водоотвода: границы лотков торчат выше уровня тротуара, решётки погнуты или отсутствуют. Такое состояние травмоопасно, но за это никто не отвечает: в 2019 году у меня была встреча на месте с представительницей Комитета городского обустройства, и она объяснила, что сама не рада, но система водоотвода и тротуар в целом у них не на балансе, они им не заведуют, а к ответственности за ненадлежащее содержание привлечь тоже никого не могут. Так как за эти годы ситуация не изменилась, я склонен думать, что сказанное — правда.

Хотя в Российской Империи уже умели отводить воду с крыш под землю, но современные иркутские архитекторы и строители так делать не умеют. Это видно и по свежему проекту ремонта Большой улицы (ныне — Карла Маркса). Воду пробуют собирать в позорные пакеты, но всё равно не получается. Опасная наледь покрывает тротуары. А изуродованные решётки ливнеприёмников вообще не хочу обсуждать

Теперь о заявленной просачиваемости. Все четыре пешеходные дорожки, находящиеся в разных уровнях, связаны между собой лестницами. Но уже довольно скоро часть лестниц оказалась перекрыта «летними» верандами или на них стали складировать оборудование. Несколько лестниц были изначально спроектированы так, что не давали представления человеку о том, что по ним можно спуститься на самый нижний ярус. Поэтому с просачиваемостью дело обстоит тоже не очень.

Давайте тут эту карусель поставлю: ненормативные пандусы, отсутствие пандусов, ступеньки разной высоты, отсутствие перил, отсутствие ступенек (их не чистят от снега), разбитые светильники

Зелень

Говорилось, что «в проекте максимальное внимание было уделено сохранению старых деревьев, а чернозём, накопленный за два века, должен был сниматься, сохраняться и укладываться заново в формируемых зелёных зонах».

На деле же все крупномеры, в том числе и вековые деревья, убрали бульдозером. Елена Ивановна Григорьева в частной беседе рассказала мне, что очень огорчена настолько низкой квалификацией привлечённых подрядчиков: они привыкли работать на ровных полигонах, в то время как в Европе, а уже и в наших столицах стремятся сохранять деревья на своих местах. Нельзя сказать, что для Иркутска сохранение взрослых деревьев при строительстве недостижимая технология: через дорогу, у Дома музыки Дениса Мацуева, не пострадала старая лиственница, а в посёлке «Патроны-парк» умудряются оставлять взрослые деревья на участках десятками. Здесь же поступили как в Купеческом саду — сбрили всё.

Плодородный слой (не чернозём, конечно, это журналисты не разобрались) просто выбросили. Не знаю, имело ли агротехническое значение возвращение местной почвы, но символический смысл в этом действии точно был.

Правила землепользования и застройки через годы после запуска квартала отрегламентировали озеленение: и минимальный его процент, и количество крупномеров с указанием их расположения относительно сетей. Но только на бумаге, в реальности ситуация с озеленением удручающая.

Из опроса пятилетней давности следовало, что большинство респондентов считают качество озеленения низким. Тогда рослые деревья были только в начале квартала (возле памятника Бабру), и в самом конце, в ещё не застроенной зоне (которая не застроенна до сих пор). Внутри квартала деревья встречались, но это были ещё невысокие, в 2-3 метра растения. Также было мало кустарников, не хватало цветников.

За минувшие пять лет ситуация изменилась: высаженные десять лет назад, при застройке квартала, деревья и кусты стали заметны, иногда они уже закрывают фасады или возвышаются над домами. Вот только такие высокие деревья возле домов сто пятьдесят лет назад вряд ли бы росли, об этом свидетельствуют старые фотографии. Так повелось из-за соображений пожарной безопасности. Поэтому раз уж делали лубок, то нужно было придерживаться легенды до конца и не сажать новые деревья вообще.

В разных частях квартала начали появляться цветники. Если раньше они были заметны только у «Модного квартала», то сейчас композиции из камней, одно- и многолетников, декоративных кустарников есть и в разных частях квартала. Но складывается впечатление, что это не комплексное решение, а частные инициативы, это не объединяет территорию, а подчёркивает её разрозненность. Цветники эти мало похожи даже на стилизацию озеленения усадебного типа, это что-то европейское и современное.

С газонами дело обстоит хуже. Внутри квартала уложен рулонный, но настоящего партерного газона не получается: всюду проплешины и сорняки, ведь здесь используют технологии нерегулярного полива и косьбу триммером. Естественный луговой газон, который смотрелся бы здесь органичнее, тоже не получается: в первую очередь из-за неумелой работы тем же триммером.

По склону натоптаны тропинки, которые стали источником пыли и грязи, — в этом вина проектировщиков. В наиболее крутых частях склона есть оползни, обнажающие решётку укрепляющего каркаса. Где-то покрытие сползает само по себе — из-за неправильного дренажа, неправильного состава грунта, неправильного подбора растений, а где-то из-за того, что люди зимой катаются с горки. Всего этого тоже можно было избежать правильным проектированием.

По внешним границам квартала с «газонами» ситуация более плачевная: это не элементы озеленения, а элементы огрязнения. Что по Летне-Байкальской, что по Зимне-Байкальской между тротуаром и проезжей частью есть участки открытого грунта, на которых ничего не растёт, потому что не успевает. Здесь ходят пешеходы, которые не хотят обходить препятствия змейкой, здесь паркуются машины — они всё и уничтожают. Правильнее было бы или совсем замостить эти небольшие участки открытого грунта, или устроить в них живую изгородь, или же сделать контейнерное озеленение. Но пока даже у «парадного входа», у Бабра люди круглый год месят грязь из-за неправильной трассировки дорожек и неправильного озеленения.

Шум

Опрошенные пять лет назад отмечали высокий уровень шума. Это субъективное восприятие.

Измерения показали, что у автомобильных улиц по периметру квартала уровень шума как в московском метро. Внутри квартала, если рядом нет колонок и дороги закрыты с обеих сторон домами, уровень шума комфортный. А вот музыка из колонок может быть очень громкой! Мимо закрывшегося сейчас «Самолёта» невозможно было пройти, поддерживая разговор.

К шуму относятся довольно терпимо, как к неизбежному злу: только треть опрошенных шум не раздражает. Половине из них мешает вполне определённый тип шума — музыка. Кстати, о музыке. Играет там не только из заведений: выходят уличные музыканты и с разным уровнем качества играют на разных инструментах и поют. Пока не было такого, чтобы я остановился послушать, но мне рассказывали, что там выступали молодые джазмены из колледжа Шопена и однажды — великий Марков с «Просёлком». Ну создатели и хотели из Круглой площади сделать «иркутский Монмартр».

Фотографии музыкантов буду добавлять позже

В этом году я прошёл снова с приложением-шумометром, (конечно, лучше пройти из измерить с настоящим прибором, но найти шумомер мне не удалось, если у вас он есть — давайте повторим измерения, я сделаю апдейт поста). Если вы включали трек из начала поста, то заметили, что сейчас довольно тихо, музыка глобально не орёт, есть несколько мест, где она заметна, но это не так страшно. Правда, это зимний вечер, летом чуть иначе (в предыдущем посте по теме можно послушать).

Шума могло быть меньше. Идущий с дороги можно было ослабить средствами успокоения трафика, озеленением и заплотами. Громкость музыки (и даже тип её) можно было отрегулировать регламентом этой территории. Что, впрочем, не мешает сделать отдельный дизайн-код для этого места и сейчас.

Освещённость

Что за последние пять лет однозначно стало лучше — это уровень освещённости внутри квартала, но это улучшение только вдоль центральных бульваров. В предыдущем исследовании не использовались технические средства измерения, уровень комфорта люди оценивали на глаз выколи, в этот же раз я ходил с люксметром, что позволило составить объективную картину.

Света в квартале мало (зимой это не так заметно, снег помогает). И хуже всего, что его мало возле пешеходных переходов, особенно — возле нового, что сделали у Музыкального театра. Вместо того, чтобы освещать пешеходов, гаишники подумали, что хорошей идеей будет подсвечивать фонари. Извращённая логика силовиков: ценность человеческой жизни ниже, чем железного столба. К тому же здесь налицо халатность ГИ(Б)ДД как надзорного органа: уровень освещённости перехода регламентируется стандартом (СП 59, 5.4.10) и должно было быть 50 лк, а тут всего 2,6 (у перехода возле Бабра — 30). Думаю, что Сергею Николаевичу Глызину и в голову не приходило отправить своих ребят проехаться по Иркутску, измерить уровень освещённости пешеходных переходов, чтобы сделать предписания мэрии для установки гостовской подсветки переходов просто везде. Может быть, прокуратура побудит их сделать это. Освещённость лестниц внутри квартала — 0,01…2,8 люкс (при желаемых 20), так как светильники разбиты. Только большие лестницы возле «Модного квартала» достаточно светлы (17,5 и 24,6 люкс).

Визуализация не такая, какую я хотел бы сделать, в моём графическом редакторе нет нужного инструмента, поэтому перерисую потом. Но суть, думаю, удаётся передать. Шкала в помощь: до 1 люкса — темнота; 5 — сумерки; 10 — закат солнца; 100 — день (очень пасмурный). Измерения проводил 7 июля 2022 года с 23:00 до полуночи

Раньше из искусственного света на территории самого квартала был заметен только декоративный: вывески, гирлянды, архитектурная подсветка. У настоящих фонарей, которые должны были освещать тротуар, яркость была как у гнилушек в «Данко»: их мощь была не намного больше, чем у бумажных китайских фонариков, что висели на одном из фасадов. Может быть, авторы проекта хотели добиться полного погружения в старину: светильники и выглядят старомодно, и светят тускло. Но кое-что выбивалось из этой логики: вывески освещали тротуар сильнее, чем установленные вдоль него фонари.

Спустя несколько лет пришлось признать очевидное, и к этим фонарям наколхозили светодиодные прожектора, какие дачники вешают возле гаражей. Уродливо это выглядит, но хотя бы дорогу видно. Однако и на глаз, и по прибору лучше всего тротуар освещён не этими фонарями, а светильниками лоточников (которых концепция, напомню, и не предусматривала).

Я не помню ситуацию, чтобы во всём квартале горели сразу все фонари. Всегда какой-нибудь да не светит — или на аллеях квартала, или в сквере вокруг Бабра. А когда пять лет назад я проводил исследование и  зафиксировал ситуацию, когда по границе квартала до надземного перехода муниципальное освещение работало, а после моста — нет. А никакого освещения квартального не было для подстраховки, люди шли впотьмах. Но тротуарами Летне-Байкальской мало кто пользуется. Поэтому чего электричество жечь там, где оно самое дешёвое в стране.

Отдельно стоит сказать про архитектурную подсветку. Сам проект её, видимо, не предполагал, и поэтому её ставили уже сами собственники или арендаторы. Так получались ситуации, когда салатовое здание подсвечивалось фиолетовыми фонарями. Подсветку могли делать гирляндами с не сомасштабными элементам фасада лампочками: китайскими новогодними гирляндами для ёлок; могли — светодиодными лентами. А некоторые здания вообще никак не подсветили. Но архитектурную подсветку в этот раз я разбирать не буду, ей посвящу будущий материал.

Темнее всего было на лестницах. Планировалось, что они будут освещаться светильниками на уровне ступенек и что этого окажется достаточно. Но скоро одни вышли из строя, другие — разбили вандалы. Поэтому некоторые лестницы были очень тёмными, что не побуждало людей ходить по ним, так как это было чревато. Чтобы проиллюстрировать уровень темноты на этих лестницах, добавлю, что на одной из них, ведущей к Летне-Байкальской улице, одна моя знакомая невозбранно занималась сексом.

Безопасность

В опросе пятилетней давности люди отвечали, что чувствуют себя здесь безопасно. Хотя на территории почти невозможно встретить патрулирующих полицейских, большое скопление людей и установленные камеры помогают ощущать себя уверенно.

На вопрос, а где именно люди люди чувствовали себя небезопасно, они отвечали, что в тех ситуациях, когда им нужно пройти тёмными участках квартала, например узкими лестницами с центральной галереи к Летне-Байкальской (или обратно). Так как вопрос с освещением в большей степени решился, спустя несколько лет можно сказать, что с вопросом безопасности здесь справились. Но авторы проекта не делали среду безопасной (в восприятии людей) с самого начала.

Это субъективное ощущение, лучше бы оперировать и данными, которые можно посчитать, и кое-что посчитано. Повышение чувства безопасности (не только здесь, но и в районах типа Рабочего или Копая, которые я изучал в этом срезе специально весной 2022 года) я связываю с «общим смягчением нравов», по выражению Сергея Фёдоровича Шмидта. Что подтверждается постоянным снижением количества преступлений (данные с Портала правовой статистики Генпрокуратуры РФ)

Год Преступлений
2011 58 488
2016 47 009
2021 39 363

Конечно, в свете обсуждаемого вопроса нас не интересуют вообще все преступления. Во-первых, это те, с которыми выше риск столкнуться на тёмной улице: кража, грабёж, изнасилование, распространение наркотиков — а не аферы с землёй, злостное уклонение от алиментов или хищение леса. Во-вторых, нас интересуют преступления, произошедшие в определённом районе города, а сайт Прокуратуры показывает данные сразу по всей области: там и Ново-Ленино, и Пивовариха, и Усолье-Сибирское. Было бы здорово представить эти данные так, как делали в своё время для Москвы. Я слышал о двух проектах, один уже запрещён: там показывали данные о количестве и типах преступлений в разных районах Москвы. Вот что-то такое бы, но только с привязкой к реальной карте и с возможностью делать выборки по преступлениям разной тяжести, разного типа или ещё по каким-нибудь параметрам.

А ведь есть образец для подражания, который сейчас будет кстати упомянуть. В пятёрку самых популярных преступлений входит нарушение ПДД. По ним есть отдельный сервис, который работает с данными аккуратнее и интереснее, — Карта ДТП.

Официальные данные с сайта ГИ(Б)ДД, ситуация с 2017 по 2021 год

Смотрите, как наглядно представлена информация. Видно, где именно случались происшествия, были ли пострадавшие, погибшие. Но по всем остальным преступлениям такую визуализацию сделать нельзя, поэтому согласимся, что тут и правда стало безопаснее, чем пять лет назад.

Транспорт

Из опроса пятилетней давности следовало, что квартал чаще посещают люди на общественном транспорте, таких половина. Ещё треть приезжает на автомобилях, остальные — приходят сюда пешком (или на велосипеде, в следовых количествах). Но, как и с ответами на предыдущие вопросы, нужно понимать, что выборка может быть не очень репрезентативной. Тем не менее в этом случае распределение мне кажется правдоподобным. Действительно, в городе основной транспорт — общественный.

При этом до сих пор нет остановок общественного транспорта непосредственно на территории квартала. Хотя прямо сейчас ничего не мешает сделать одну остановку возле перехода, напротив перенесённой остановки Музыкальный театр Горпроектов.

Также нужно было сразу запускать троллейбусы и автобусы по выделенке вдоль нижнего края квартала, чтобы те сразу с Академического моста ехали в сторону сквера Кирова. Тогда бы можно было сделать ещё и одну остановку в конце квартала — возле выхода из «Модного квартала», а вторую — в начале, ближе к Бабру. От этого манёвра выиграли бы все: пассажиры бы не стояли в заторах на перенасыщенной Русиновской (ныне — Байкальская); бизнес, который находится вдоль Зимне-Байкальской, получил бы больше гостей (а торговый центр — так ещё и прямо ко входу), водители — более свободные перекрёстки на одной из главных улиц. Позже городские власти признали выгодность решения с запуском общественного транспорта против шерсти по Зимне-Байкальской, по естественно образованной выделенке, и даже вкорячили столбы для контактной сети, но вмешались «специалисты»-«проектировщики» из ГИ(Б)ДД и всё свернули. Я бы, конечно, ещё и столбы повынимал с тротуара и поставил по-человечески: там, где забор, отделяющий будущую выделенку от основной трёхполосной проезжей части.

В 2010 году появилась остановка Академический мост. Но через неё почти четыре года не проходил общественный транспорт. Потом появился автобус 4, дальше — 22. И только в 2016 — 83 и прочие, что начали ходить через новый мост. Этой остановке не хватает парной, находящейся напротив, одноимённая в обратном направлении находится в соседнем квартале, это неудобно.

Трамвайная остановка размещена более-менее нормально, но пешеходного перехода от Крестовской церкви не хватало (он появится только в конце 2022 года). А если её перенесут туда, где она была раньше (и где ей место), к троллейбусной остановке Труд, то это, не ухудшит доступность 130-го квартала, но улучшит систему общественного транспорта в городе вообще (пересадки станут проще). А вот что бы точно улучшило жизнь тех, кто приезжает трамваем (да и ходит пешком) — . О.

Троллейбусно-автобусные остановки (Труд и Музыкальный театр) очень сильно отнесены от точки притяжения. Неграмотный перенос остановки Музыкальный театр в сторону центра сделал неудобно пассажирам (утеряна парность остановок, затруднены пересадки) и привела к гибели человека.

Вместе с реконструкцией квартала нужно было пересматривать маршрутную сеть и размещение остановок. На схемах красное — трамвайные остановки, синее — троллейбусные и зелёное — автобусные. Первая картинка — нынешнее состояние, вторая — более сбалансированное

Проект предусматривал широкое использование подземного пространства. Значительная доля отдавалась для организации подземной парковки. Главная парковка — под «Модным кварталом» (по данным опроса, её выбирали 40 % водителей), она не справляется с количеством машин. Со стороны Зимне-Байкальской есть дополнительные подземные гаражи, но они не используются как таковые. В них хранят инструменты, инвентарь, стройматериалы. Машины паркуют где попало, перекрывают тротуар. Реконструкция этих гаражей позволила бы убрать автомобили с тротуаров, раз полковник Глызин со своей ГИ(Б)ДД с этим справиться не может.

Если нет возможности оставить машину на подземной парковке, водители паркуются в других местах, каждый десятый опрошенный при этом нарушает правила. Нарушения следующего рода: парковка на тротуарах; парковка в крайнем левом ряду Зимне-Байкальской и в правом ряду Летне-Байкальской; диагональная и перпендикулярная парковка там, где разрешена только параллельная.

Десять лет спустя

Выше я в параллельных каруселях показывал фотографии, сделанные в год пятилетия Иркутской слободы, и рядом — снятые с той же точки спустя ещё пять лет. И то и другое — фотографии февральские. Можно сравнить, как изменились тротуары, фасады, озеленение.

Ниже — фотографии, которые я нашёл в домашнем фотоархиве: тесть прогуливался и снимал стройку. Без какой-то особой цели, поэтому иногда кадры слишком общие, некоторые дома вошли крупно, а некоторые — проигнорированы. Если у вас есть фотографии строительства и первого года жизни нового 130-го квартала, присылайте, я дополню этот пост фотографиями 15-летия.

Ну и пока у нас работают яндекс-панорамы, можно полететь в прошлое и с их помощью.


Резюме

Строительство на низком уровне. Некоторые идеи не были реализованы вовсе (амфитеатр, второй надземный переход), некоторые — не в полном объёме (заплоты). Исторический облик домов искажался уже на этой стадии.

Самострои окончательно добили идею авторов.

Функциональное заполнение, что продумывалось в самом начале, пошло по вульвагине. Все забыли, что идея квартала — не только дома, но и то, что в них.

Регламент территории не сделали сразу — и дали зелёный свет на любые изменения. Трём мэрам не хватало воли добиться исполнения хотя бы общих городских стандартов городской среды (правил благоустройства).

Пешеходная доступность плохая.

Озеленение проектировщики и строители не устроили. Некоторые их решния — генераторы грязи, а не поглотители пыли. До сих по вопрос озеленения всё так же решается не комплексно, а заплаточно.

Шум высокий, особенно вдоль границы квартала (от машин). Можно было снизить, да не стали. Шум внутри квартала (музыка) не регулируется.

Освещённость изначально была не очень, потом стало ещё хуже. Теперь туда-сюда, но выглядит уродливо.

Безопасность — нормальная.

Транспортный вопрос решён плохо. Остановки далеко, троллейбус с моста не пускают, парковки не обустроены.

Этому я не нашёл места. И ещё нескольким сотням фотографий

И как вам этот квартал, иркутяне? Москвичи? Комментарии открыты.

В 2022 году я выпустил четыре поста про Иркутск и городскую среду. Если хотите, чтобы материалы выходили чаще, дайте знать об этом через форму ниже (к сожалению, потребуется регистрация в Юмани даже для отправки с банковской карты). А хотите войти в редакционный совет, чтобы выбирать темы и влиять на содержание постов — подписывайтесь на Бусти и привязывайте аккаунт к Телеграму. Подписывайтесь и на канал, это бесплатно и там больше контента.

Ещё кое-что. Когда я делал фотографии для этого поста, один юноша попросил, чтобы я и его снял. Контактов он не оставил, поэтому если узнаете, дайте ему ссылку на этот пост.

Для него и сделали этот квартал
Ранее Ctrl + ↓